Церковь Николая Чудотворца

Фото Екатерины Цветковой

Этот дом - не просто дом.
Он красивый и с крестом.
Золотые купола. Звонкие колокола.
Бим-бом-бом. Дин-дин-дин-дин.
Кто-то с мамой, кто один
Помолиться в этот дом
Ходит в трепете святом
По утрам и вечерам...
Это - ПРАВОСЛАВНЫЙ ХРАМ!

Первое упоминание о Гаврилов–Яме относится к 1545 году. В списках Троице-Сергиева монастыря значится деревня Гаврилово, в которой было семь дворов. Для развития города определяющее значение имела сельская дорога, проходившая от Московского тракта через село Великое к Суздальскому тракту. В документах конца ХVI - начала ХVII вв. поселение именуется как Гавриловский Ям. Владельцами Гаврилов-Яма в XVII-XIX вв. являлись известные дворянские семьи Кольцовы-Массальские, Гагарины, Яковлевы. Первое упоминание о нашем храме дошедшее до нас датируется 1627 г. На тот момент храм был еще деревянный.

Церковь Николая Чудотворца

В 1798 году на пожертвования прихожан и средства ярославского купца Саввы Яковлева, владевшего одновременно селом Великим, в деревне был построен каменный храм во имя Святителя Николая, и деревня приобрела статус села. Это был небольшой, каменный, одно-престольный храм, имевший форму корабля. Сто лет спустя церковь изменила свой внешний вид и стала иметь форму креста, благодаря пристроенным усилиями приходской общины двум приделам в честь Успения Божией Матери и апостола от 70-ти Архипа и всех святых.

В течение многих лет Алексей Васильевич Локалов (основатель династии) был церковным старостой (село Великое), много жертвовал на церковь, за что не раз был отмечен Святейшим Синодом.

О преподании благословения Святейшего Синода крестьянину Локалову.
«По указу Его Императорского Величества, Святейший Правительствующий Синод слушали представление Преосвященного Нила от 6 минувшего сентября за №2549, коим испрашивает благословения Священного Синода крестьянину села Великого, Ярославского уезда, Алексею Локалову, за сделанное им на благоустроение церкви в означенном селе пожертвование. Приказали: Согласно с представлением Преосвященного Нила, крестьянину Алексею Локалову, за усердие его ко Св. церкви, преподать благословение Святейшего Синода, о чем и выдать ему установленную для сего грамоту, препроводив оную при указе к Преосвященному Нилу для вручения по назначению».

На территории, прилегающей к церкви св. Николая Угодника, в конце XIX века возник храмовый комплекс: церковная школа, богадельня, жилые дома церковных служителей, погост.

Церковно-приходская школа имела свою специфику. Она предназначались для решения двух равновеликих задач: не только обучить детей грамоте, но и сформировать духовно-нравственные основы личности. Библейские заповеди: не убий, не укради и другие должны были стать путеводной звездой для учащихся на всю их сознательную жизнь. «Церковная школа на 520 мальчиков и девочек» располагалась в одноэтажном здании неподалеку от храма, где сейчас находится музей купцов Локаловых.

10 июня 1894 года священник Никольской церкви села Гаврилов-Ям Николай Воздвиженский направил Архиепископу Ярославскому и Ростовскому рапорт, в котором представил свои соображения по поводу развития образования. В приходе, сообщает высокому начальству священник, имеется церковно-приходская школа. Полезное пространство школы было тесным, едва вмещало обучаемых, помещение не было предназначено для обучения детей. Церковно-приходская школа, должно быть, находилась в аварийном состоянии. Священник также пишет, что в 1893 году на постройку нового здания по льготной цене был отпущен строевой лес, «но средств построить здание и содержать его у крестьян нет», и школа подлежала закрытию. Поэтому Николай Воздвиженский подчеркивает, что основные расходы по возведению нового здания школы готова принять на себя Локаловская мануфактура. По поручению крестьян села Гаврилов-Яма и администрации Локаловской мануфактуры он просит Архиепископа дать разрешение на строительство нового учебного здания. Необходимые для постройки обязанности между заинтересованными сторонами распределялись следующим образом: крестьяне бесплатно доставляют лес и выделяют ежегодно 100 рублей на содержание школы, а правление фабрики определяет на постройку здания 2000 рублей единовременно и по 400 рублей ежегодно - на нужды учебного заведения.

Храм предназначает на строительство сбор в кружку и по подписке в своем приходе. Обучение осуществляется по программе церковно-приходской школы. Соображения священника по поводу усовершенствования образования в Гаврилов-Яме были рассмотрены в церковных инстанциях губернии: Ярославской духовной консистории и Епархиальном училищном совете, в работе которого принимали участие протоиерей села Великого Николай Соколов, священник села Гаврилов-Яма Николай Воздвиженский и главный компаньон Товарищества мануфактуры льняных изделий А.А. Локалова В.Е. Лопатин. Епархиальный училищный совет постановил: допустить соединение школ с тем, чтобы детям школьного возраста как на Гаврилов-Ямской фабрике, так и в Гаврилов-Ямском приходе, желающим получить образование, отказа не было. В школе кроме заведующего и законоучителя должно быть трое учащих, то есть учителей. Школа будет находиться в ведении Епархиального училищного совета и построена на земле, принадлежащей Никольской церкви. Предложение Гаврилов-Ямского священника на постройку школы было одобрено и поддержано Ярославской духовной консисторией. Контингент учащихся с каждым годом увеличивался. В 1912 году в школе обучались 560 мальчиков и девочек, 504 из них - дети рабочих. Учителями школы были тогда лица недворянского происхождения, преимущественно дети служителей православной церкви.

Никольская церковь была закрыта в 1937 году, долгое время в ее станах размещались спортивные объекты, и только в 1991 году святыню вновь передали Русской Православной Церкви, началось ее восстановление.

Церковь Николая Чудотворца

Новый век подарил храму еще один придел - в честь мученицы Марии Гаврилов-Ямской. Последняя староста Никольской церкви выступала против закрытия обители в 1937 году, в 2000 году на Юбилейном Архиерейском Соборе ее причислили к новомученникам XX столетия. Вот уже несколько лет праздничные Богослужения проходят в новом приделе в честь мученицы Марии Гаврилов-Ямской.

О Марии Федоровне Даниловой действительно известно немного. Родилась она в 1884 году во Влади­мирской губернии, потом работала ткачихой на Гаврилов-ямском льно­комбинате «Заря социализма». Со­чувствуя революции, в 1918 году Мария вступила в ВКП(б), но бу­дучи глубоко верующим человеком, вскоре поняла, что в новом социа­листическом обществе нет места для православной веры. Тогда, в 1920 году Данилова вышла из партии. Все, что осталось от жен­щины - тоненькая обшарпанная картонная папка уголовного дела с номером 6126 и множеством штем­пелей. В верхнем правом углу пометка: «Архив ВЧК-ОШУ-НКВД». В материалах дела сохранилось скупое упоминание о том, что в 1933 году М.Ф. Данилова привлекалась к суду «за укрытие церковных цен­ностей», получила за это три года условно. Однако какие-либо под­робности этого дела неизвестны.

В середине 30-х Мария Федо­ровна проживала в деревне Гагари­не, некоторое время работала в ме­стном совхозе разнорабочей, одна­ко главной ее заботой оставалась церковь, где женщина состояла членом церковного совета. В октяб­ре 1936 г. в поселке Гаврилов-Ям был закрыт храм. Тогда Мария Да­нилова отправилась по деревням, чтобы собрать подписи прихожан. Ездила в Ярославль и даже Моск­ву ходатайствовать о его открытии. А затем верующие, воодушевлен­ные Марией, пришли в сельсовет с требованием открыть церковь, но были разогнаны милицией. Это событие стало поводом для ареста Марии Федоровны. Следственное дело в отношении «участницы по­встанческой группы» М.Ф. Данило­вой было заведено 25 октября 1937-го года. Основанием для этого стал донос 28-летнего ткача фабрики «Заря социализма» Федора Липа­това, в котором говорилось, что яко­бы в апреле 1937-го года он видел через неплотно зашторенное окно, как в доме Даниловой собрались шесть человек, в том числе, три свя­щенника. «Все эти лица тесно между собой связаны и среди населе­ния ведут контрреволюционную повстанческую деятельность. Ис­ходя из этого, я заключаю, что в по­селке Гаврилов-Ям существует церковно-повстанческая группи­ровка, возглавляемая бывшим по­пом Суворовым».

Мария Федоровна Данилова получила десять лет лагерей и, от­быв почти весь срок, умерла 12 ян­варя 1946 года. Похоронена в брат­ской могиле. Подробности ее жиз­ни за колючей проволокой и обсто­ятельства смерти, мы, похоже, не узнаем уже никогда.

Между тем, в 1956 году управ­ление КГБ по Ярославской облас­ти вернулось к делу Даниловой и обнаружило, что аресты и след­ствие были проведены «с грубей­шими нарушениями социалисти­ческой законности». Свидетель Ли­патов полностью отказался от пре­жних показаний, припомнив, что двадцать лет назад его вызвали в райотдел и предложили подписать заранее отпечатанный на машинке протокол допроса. Поначалу рабо­чий отказался это сделать, тогда на него стали давить. И Липатов, бо­ясь сам быть арестованным, поста­вил-таки свою фамилию на всех требуемых бумагах. Также как и некоторые другие свидетели кон­трреволюционной деятельности «повстанческой группировки», ко­торые, как потом выяснилось, во­обще в глаза не видели протоколов, якобы подписанных ими. Таким об­разом, проведенная проверка фак­та «существования церковно-повстанческой группировки в соста­ве указанных лиц» не установила, а потому постановлением областно­го суда решение тройки в отноше­нии Даниловой было отменено, а «дело производством прекращено за недоказуемостью предъявлен­ного обвинения».

Последней в деле Марии Федо­ровны подшита отпечатанная на машинке стандартная справка-расписка, данная облсуду в том, что числившаяся до этого преступни­цей М.Ф. Данилова справку о пре­кращении ее дела 11 августа 1956 года получила. Место для подписи так и осталось пустым... Уже десять лет, как Марии не было в живых.

Церковь Николая Чудотворца

Сегодня лик Марии Гаврилов-Ямской, написанный ярославской художницей Ольгой Грековой, за­нял свое достойное место в убран­стве Никольского храма, есть даже специальный придел с алтарем. На иконе - красивая женщина в алых одеждах спокойно смотрящая на нас. А за ее спиной - Никольский храм, который она отстаивала це­ной своей свободы и даже жизни.

Костенко Владилена

Ярославль © 2021