Льнокомбинат: возрождение или разрушение

В сорока километрах от Ярославля, между старинными Суздальским и Московским трактами расположен городок Гаврилов-Ям. Почти в центре этого города, выросшего из небольших деревень, возвышаются корпуса когда-то известного на всю страну льнокомбината «Заря Социализма» - одного из старейших и крупных текстильных предприятий Ярославской области и страны.

Изделия льнокомбината отправлялись во все уголки страны. Они продавались в магазинах Москвы, Киева, Ярославля, Тбилиси... И повсюду на них был большой спрос. Их экспортировали на Кубу, в Канаду, Корейскую народную демократическую республику, Индию и другие страны. Они много раз экспонировались на международных выставках и неизменно получали высокую оценку.

А началось все задолго до постройки первых кирпичных корпусов. Еще за много лет до отмены крепостного права население Гаврилов-Ямского района занималось ручным ткачеством. Центром ручного ткачества было село Великое, отсюда ткачество распространилось в окрестные села, в том числе и в Гаврилов-Ям, расположенный в 7 километрах от Великого.

Исконным занятием жителей села Великого было выращивание льна и производство из него льняных изделий на «государев обиход». Великосельские ткачи славились своим искусством. Они вырабатывали тонкие полотна, полотенца, скатерти, салфетки. Ручным ткачеством занимались почти все крестьяне села. «Приблизительно до 1850 года, - писала газета «Ярославские губернские ведомости» в №8 за 1868 год, - полотняное производство с. Великого и окрестных селений представляло столько отдельных фабрик, сколько было крестьянских хозяйств в деревнях».

Нелегкими были труд и быт ручных ткачей. В небольшой крестьянской избе, треть которой занимала печка, с раннего утра начинались трудовые будни. Пожилые женщины и маленькие дети разматывали пряжу и готовили шпули, мать с дочерью и прочие взрослые ткали или готовили основы.

Локалов вышел из крепостных крестьян. Первое время он промышлял покупкой и продажей льна за границу, затем скупал пряжу на льнопрядильной фабрике К. Хлудова в Егорьевском районе и раздавал ее крестьянам для выработки из нее ткани. В середине 60-х годов на Локалова работали 842 стана. Богач-миллионер вынашивал планы постройки настоящей фабрики. Однако жители села Великого, узнав об этих планах, решительно запротестовали и отказали ему в предоставлении земли под фабрику. Но это не обескуражило предприимчивого дельца. Он решил построить фабрику в Гаврилов-Яме. В конце 80-х годов здесь были построены ручная ткацкая и белилка, а в пустующих корпусах писчебумажной фабрики князя Гагарина было устроено чесальное отделение. 9 апреля 1871 года Локалов подает прошение в Ярославское губернское правление на постройку механической льнопрядильни. Дело решилось в пользу фабриканта, и он вскоре получил желаемое разрешение.

Почему же фабрика строилась не в городе и не вблизи от города? Здесь, где ближе чем на 30 километров, не было ни одного большого предприятия, Локалов не без основания надеялся найти дешевые рабочие руки. Выгодным было и то, что фабрика обеспечивалась первичным местным сырьем, поскольку она строилась в старом льноводческом районе. Для отбелки тканей легко можно было использовать запруды, сделанные на притоках Которосли - Родник и Бочевка.

Таким образом, капиталистическая фабрика вырастала из купеческого заведения. Оборудование для новой фабрики было закуплено в Англии через контору «Кнопп и К», находившуюся в Москве. При посредничестве этой конторы были построены и оснащены оборудованием многие текстильные фабрики в царской России. Тогда же вошли в поговорку слова: что ни церковь, то поп, что ни фабрика, то Кнопп.

Строительство новой прядильной фабрики велось около года. 17 февраля 1872 года она была пущена в эксплуатацию. По тому времени это была крупная фабрика. В 1884 году оборудование ее состояло из 2 паровых машин в 125 лошадиных сил, 8 тысяч веретен, 340 ткацких станков и 3 голландров. С годами фабрика расширялась, обрастала новыми корпусами, пополнялась ткацкими станками. Появились и новые жаккардовые машины для выработки камчатных изделий. В 1890 году на фабрике было уже около 12 тысяч прядильных веретен и около 500 ткацких станков.

Локаловская фабрика занимала несколько особое положение по сравнению с другими льнопрядильными фабриками Ярославской и некоторых других губерний. С самого начала она была приспособлена для выработки более тонких льняных тканей: бельевого полотна, скатертей, салфеток, постельного белья, камчатных изделий, а с конца 90-х годов - цветных скатертей и различных узорчатых тканей. За выработку тонких льняных полотен, отличавшихся изяществом отделки и прочностью, фабрике присваивались высшие премии того времени.

В 1887 году на базе Локаловской мануфактуры возникло акционерное общество, или, как тогда говорили, «товарищество на паях». Учредителями общества были А.А. Локалов (сын А.А. Локалова) и его сестра Лопатина Е.А. Акционерное общество получило название «Товарищество Гаврилов-Ямской мануфактуры льняных изделий А.А. Локалова».

После революции в 1907-1914 годах в промышленности России значительно усилилась концентрация капитала. Этот процесс задел и льняную промышленность. Льняные фабрики скупались крупнейшими финансовыми воротилами Рябушинским М.П. и Третьяковым С.Н. В 1913 году Рябушинский купил и Локаловскую мануфактуру. Рябушинский был очень доволен покупкой. В своей конфиденциальной записке «Цель нашей работы» он с радостью отмечал, что к нему перешла «одна из лучших льняных фабрик по тонким полотнам, а именно фабрика Локалова... что покупка оказалась удачной».

На базе бывшего товарищества теперь возникло «Акционерное общество Гаврилов-Ямской мануфактуры А.А. Локалова». Новые владельцы жили в Москве. По их поручению все дела на фабрике вершили Лопатин и И. Девисон. Новые хозяева были щедры, денег у них было достаточно.

С первых дней империалистической войны фабрика стала получать большие заказы от военного ведомства. Ватер-машины, вырабатывающие тонкую пряжу, были остановлены, гражданское производство почти полностью прекратилось. Грубые рубашечные полотна, пропитанные брезенты, палатки являлись основной продукцией предприятия.

Гаврилов-Ямские рабочие внесли свой скромный вклад в общую борьбу трудящихся России против царизма. Но судьба революции решалась в крупных промышленных центрах страны, прежде всего, В Петрограде и Москве. 27 февраля 1917 года в Петрограде разразилась буржуазно-демократическая революция. Ненавистное самодержавие было свергнуто. Через несколько дней радостная весть стала известна рабочим из Гаврилов-Яма. С фабричных ворот сняли царскую эмблему - двуглавого орла. На клочья изорвали царские портреты. Настроение у всех было приподнятое, радостное. Весной 1917 года по настоянию рабочих с фабрики были уволены наиболее ненавистные им администраторы. Возникла организация профессионального союза по обработке волокнистых веществ, делегаты которой бывали на профсоюзных конференциях в Ярославле и Москве. В мае общее собрание рабочих - членов союза предъявило дирекции ряд требований, на которые та вынуждена была согласиться.

Положение на фабрике в первые месяцы после победы социалистической революции сложилось очень тяжелое. Оборудование износилось и нуждалось в ремонте. Запасы сырья и топлива истощились, сбыт готовой продукции не был организован. Заработная плата рабочим не выдавалась в течение нескольких месяцев. Фабрике грозила остановка. В 1920 году произошли изменения в управлении фабрикой. Вместо коллективного органа, каким было Правительственное правление, во главе фабрики был поставлен директор, которым стал беспартийный инженер К.Н. Кокин. Коллективу предстояло решить задачу - восстановить производство до довоенных размеров. В 1921 году Гаврилов-Ямская мануфактура не работала около 10 месяцев. Рабочие разбрелись по деревням, занимались ремесленничеством, починкой нехитрого крестьянского инвентаря и т.д. Сильно упала трудовая дисциплина. 1921 год был одним из самых трудных за всю историю комбината.

С конца 1921 года вновь закрутились прядильные веретена, заработали ткацкие станки. Фабрика получила достаточное количество сырья. Коллектив набирался сил. Вступали в строй новый станки, отремонтированные самими рабочими. Возвращались квалифицированные ткачи и ткачихи.

21 октября 1922 года было предложено переименовать фабрику в льняную мануфактуру «Заря социализма». Новое название всем понравилось. В 1922 году фабрика «Заря социализма» перевыполнила установленный план как по прядению, так и по качеству. Это была большая трудовая победа. С этого же года начала работу школа ФЗУ, ставшая затем основным источником пополнения фабрики квалифицированной рабочей силой.

В 1926 году фабрика «Заря социализма», как и другие предприятия, нуждалась в технической реконструкции. От Локалова и Рябушинского она унаследовала устаревшее в техническом отношении оборудование, отсталую организацию производства и антисанитарные условия труда. К тому же изношенность оборудования и механизмов к 1926 году достигла 35-55 и более процентов. Но в те годы главное внимание партии и народа было приковано к тяжелой промышленности, так что обновить оборудование не представлялось возможным.

В 1935-36 гг. был пущен в эксплуатацию новый ткацкий цех. В течение почти 20 лет этот корпус, именовавшийся шедовым, пустовал. И вот, спустя почти все это время корпус зажил новой жизнью. В нем установили новые автоматические станки, у которых вставали, как правило, молодые рабочие, выпускники школ ФЗУ. В 1938 году в этом цехе пустили в эксплуатацию многочелночные ткацкие станки, на которых вырабатывались гладьевые салфетки, салфетки с цветной каймой, а также ткани с вафельным рисунком. С ленинградского завода имени Карла Маркса поступили льнопрядильные ватеры системы И.Д. Зворыкина. Так же произошли изменения и в белильно-отделочной фабрике льнокомбиата. Здесь впервые среди льнопредприятий страны успешно освоили ускоренный метод отбелки льняной пряжи и ткани. Был пущен в эксплуатацию ажурный цех, выпускающий в основном экспортную продукцию.

Льнокомбинат

Рисунок скатерти «Георгины», худ. Быкова

Изделия льнокомбината пользовались большим спросом и завоевывали награды в Советском Союзе и за границей.

В годы Великой отечественной войны ситуация на льнокомбинате ухудшилась. В особенности для женщин, которым пришлось взвалить на себя все мужские профессии и обязанности. С началом войны на комбинате, как и повсюду, возникло много трудностей, вызванных недостатками в снабжении сырьем, топливом, запасными частями, острой нехваткой квалифицированной рабочей силы. Предстояло в короткий срок освоить и наладить массовый выпуск брезентовых, палаточных и других специальных тканей, необходимых для Красной Армии. Уже в первые месяцы войны было переоборудовано и заправлено на выпуск этих тканей около 100 ткацких станков. Силами коллектива был создан красильно-пропиточный цех.

В августе 1942 года коллектив льнокомбината выполнил государственный план как по прядению, так и по ткачеству. За этой большой трудовой победой последовали и другие: в сентябре 1942 года коллектив комбината занял первое место во Всесоюзном социалистическом соревновании среди предприятий льняной промышленности СССР. За успешную работу в ноябре 1944 года коллективу комбината было присуждено переходящее Красное Знамя Государственного Комитета Обороны СССР.

Начиная с 60-х годов Гаврилов-Ямский льнокомбинат стабильно работал на благо Родины. Были построены детские сады, школа-интернат на 330 мест, многоквартирные жилые дома для работников. Люди с радостными лицами спешили к своим станкам.

В 20 веке все было сделано с умом - лен выращивали сами, обрабатывали, ткали, продавали, завоевывали медали на мировых выставках. С приходом рыночной экономики и спада сельского хозяйства сырье подорожало, и поэтому ткать стало невыгодно. В 2007 году Московская «Трехгорная мануфактура» купила комбинат, но ничего не произошло. Привезли станки и стали ткать фальшивый лен. То есть льняную нитку мешают с хлопчатобумажной - получается похоже, но совершенно не то.

Льнокомбинат

До 2012 года на льнокомбинате трудилось 2250 работников. Прекрасные разнообразные льняные ткани (в т.ч. смесовые, жаккардовые) и штучные изделия (салфетки, скатерти, полотенца, белье и т.д.) всегда были в ассортименте магазина «Лен» (150-200 видов льняных тканей). В Гаврилов-Яме они стоили в 2-3 раза дешевле, чем в столице.

Сейчас, зайдя в «проходную» льнокомбината, чувствуется его запустение. Никто не снует через «вертушки». В цехах полумрак, оборудование и пол частично закрыты непромокаемой тряпкой. Течет крыша. На вахте дежурят две сотрудницы, которые и поделились с нами информацией о нынешнем состоянии предприятия: «Основными арендаторами на сегодняшний день являются либо индивидуальные предприниматели, либо филиалы обществ с ограниченной ответственностью. Это: ООО «Художественная ковка», ООО «Гаврилов-Ямский лен», ООО «Гаврилов-Ямский ткач», которые выпускают продукцию без финишной отделки, ООО «Ямские окна», «АПК Гаврилов-Ямский», производящий корма для домашних животных, ИП Кувыркин, производящий мясные полуфабрикаты, ИП «Микулян - плитка» со строительными блоками, ООО «Строймастер». Несколько складов сданы в аренду».

Льнокомбинат

А ведь после банкротства была грандиозная задумка - построить огромный технопарк и сдавать его в аренду. В целях поддержки моногородов Гаврилов-Яму для этой цели было выделено в 2012 году порядка 500 млн. рублей. Технопарк построили, но арендаторов нет до сих пор нет. Здание разрушается, а жители, работавшие на Гаврилов-Ямском льнокомбинате, либо вышли на пенсию, либо встали на биржу труда, либо нашли работу в других организациях (многие - в Ярославле).

Льнокомбинат

В рамках данной исследовательской работы мы нашли цитаты людей о льнокомбинате. Вот некоторые из них:

«Локалов начал с нуля, с пяти копеек. В советское время комбинат выстоял, всю войну выстоял. А в переестроечное время взять все и развалить...»
Галина Крайнова, учитель.

«Когда комбинат закрывали, люди буквально плакали, и не только из-за того, что работу теряют. Это же действительно дело всей нашей жизни было. Мы все тут - льнянщики, это наше профессиональное название. Я на комбинат сразу после Костромского технологического института пришел, с факультета ткачества, в 1989 году. Нигде больше не работал, вся жизнь здесь. Отсюда мы все ушли после закрытия, - как вчера было... Потом на биржу труда встали».
Алексей Червяков, директор «Гаврилов-Ямский ткач»

«Я сюда сразу после школы, в 1991 году, пришла. У меня и мама была ткачихой, здесь работала. Когда комбинат закрыли, не знали, как мы дальше жить будем. У меня лично дети-школьники, свекровь, муж–инвалид».
Ирина Новикова, оператор мотального оборудования

«Сюда впервые после армии пришел, в 1978 году, и вплоть до закрытия комбината работал, никуда не уходил. Когда всех сократили - то на бирже стоял, то где-нибудь работал, сезонно. Теперь появилась возможность вернуться, чему очень рад. Все-таки 26 лет здесь, все родное, люди, стены родные. А в Ярославль каждый день на работу не наездишься...»
Андрей Королев, рабочий «Гаврилов-Ямский ткач»

«Очень жаль льнокомбинат... Такое предприятие было... Полгорода на нем работало. Все как семья. Я маму свою встречала у проходной. Как отдельный город выходил из дверей: глаза у всех горят, улыбки на лицах сияют. А сейчас идешь мимо и грустно становится от этих полуразрушенных стен, от пустоты внутри и снаружи».
Ирина Егоричева, педагог

«Всю жизнь на фабрике раскладочницей проработала. Было трудно. Но ведь работа - есть работа. Семью нужно кормить. Да и не приветствовали в советское время трутней. Когда сократили, было, конечно, жаль».
Наталья Сомичева, пенсионер

«На фабрике работали целыми семьями, целыми династиями: мамы, папы, дети, братья, сестры. Помню, мама рассказывала, что в школы не только города, но и всего района приходили разнарядки на количество человек, которые должны были пройти обучение в ФЗУ и пойти работать на льнокомбинат».
З.Ю. Большакова, методист

Также нами было опрошено 100 человек - прохожих г. Гаврилов-Ям. Опрос проводился 14-15 ноября в дневное время. Из 100 человек 38 - мужчины, 62 - женщины. Возраст интервьюеров примерно от 35 до 65 лет. Нами было составлено несколько вопросов о предприятии и их отношении к данному положению дел.

Проведя анализ ответов, можно сказать следующее.

Из 100 жителей Гаврилов-Яма данного возраста 62 в разное время трудились на льнокомбинате. Сокращение рабочих и остановка производства не понравилась никому. «Хоть и трудно было работать, но все же это была стабильная работа со стабильной заработной платой в последнее время. И менять свой привычный образ жизни, свой уклад, который с годами вошел в привычку, не хотелось никому», - говорили люди на улице.
Про то, что происходит сейчас в стенах предприятия, знают немногие - лишь 41 человек вспомнили о технопарке, 38 - ответили, что ничего там нет, 24 жителя сказали, что часть помещений сданы в аренду малому бизнесу.
Спросив про продукцию льнокомбината, мы получили такую картину: у 96% Гаврилов-Ямцев дома есть продукция льнокомбината. Причем все они активно ею пользуются, так как «она очень качественная, долго служит, не рвется и не изнашивается». Это и скатерти, и постельное белье, и салфетки с полотенцами. У кого-то сохранились гобеленовые пледы.
На возрождение льнокомбината уже никто и не надеется. Но все 100% опрошенных заявили, что были ли бы рады, если некогда градообразующее предприятие вновь заработало.

Сейчас, зайдя во двор льнокомбината, чувствуешь себя неуютно. Окна с разбитыми стеклами, потрескавшиеся здания, мусор, неухоженность, запущенность, дырявые крыши - все это можно увидеть сейчас на некогда великом предприятии. Фонтаны, которые раньше работали, заросли высокой травой. Рабочие и маленькие машины - погрузчики - КАРы не снуют по дорогам от цеха к цеху.

Воспоминанием о некогда грандиозном предприятии, о быте и труде рабочих, о продукции, которую они производили, служит ООО «Сохраняя наследие», открытое в 2015 году в здании бывшей церковно-приходской школы, построенной в конце IX века.

Льнокомбинат

Сюда мы пришли посмотреть открытую экспозицию «История льняной мануфактуры купца 1 гильдии Локалова А.В.» Познакомились с историей маленького села, которое стало городом, с историей Никольского храма, которому 217 лет, увидели каморку, в которой жили рабочие фабрики. Нам показали и предметы быта рабочих, и их орудия труда. А также мы увидели сырье, из которого были выполнены изделия льнокомбината и саму продукцию, которую здесь же можно купить по ценам производителя.

Льнокомбинат

Льнокомбинат

Экскурсоводы приглашают всех также на экскурсионную программу посещения села Великое, где предоставляется уникальная возможность открыть для себя необыкновенную красоту архитектуры ХVIII-XIX веков. Это Великосельский Кремль - памятник победы русских войск в Полтавской битве; уникальный особняк Локалова (простого крестьянина, ставшего Льняным Королем земли Ярославской), в котором сохранилась изумительная по красоте комната-грот; дом купца Бутикова, в котором собрана история села Великого с XVIII века; памятники природы - Черный пруд и липовый парк.

«Фабричный» пруд, расположенный перед льнокомбинатом, облюбовали утки с селезнями, которые уже несколько лет прилетают к нам зимовать. Проходя мимо, можно увидеть, как ребятишки с родителями подкармливают птиц хлебом. И детям радостно, и уткам сытно.

Гипотеза, которую мы ставили в начале нашего исследования, не подтвердилась. Жители города не верят в возрождение льнокомбината, хотя и жалеют о его разрушении.

Селиванова София

Ярославль © 2021