Пусть вращается круг. Гончарное дело

Из верчения гончарного круга времен
Смысл извлек только тот, кто учен и умен
Или пьяный, привычный к вращению мира
Ничего ровным счетом не смыслящий в нем.

Кто мы - постигающие смысл жизни? Что мы знаем и помним о тех, кто жил и творил на этой земле до нас? Еще 20 с небольшим лет назад в деревнях Погоста, Поповки, что стоят на берегу Княгини км в 5 км к югу от Левашово, жили гончары - горшелята, как их здесь называли. Всю округу, вплоть до Костромы, Нерехты, Ярославля снабжали они крынками, мисками, горшками, цветочницами. А потом промысел стал исчезать. Изготовленную на ручном гончарном круге веселую светло-коричневую в зеленых разводах посуду вытеснили фаянсовые и фарфоровые заводские изделия. Да и деревни хирели. Жителей из малых деревушек, таких вот Погостов свозили в крупные села, центральные усадьбы, в хозяйство. Название деревни приобрело теперь буквальный трагический смысл. И впрямь кладбище.

«Лежит деревенька на горке, а в ней хлеба ни корки» - говаривали о таких кладбищах, погостах в старину.

Опустела деревня. Война во многом способствовала тому, что мастера гончары ушли на фронт. Многие из них не возвратились.

Гляжу на землю я и сном объятых вижу.
Взираю вглубь земли - землею взятых вижу.
В твое небытие в пустыню взор вперив
Тех, кто ушли уже, и незачатых вижу.

Что ж, ушли люди, ушло ремесло, сгинуло, как будто его и не было.
Нет. Остались не только гончарные круги, прокопченные в печах бабушкины горшки, крынки, осталась еще и память, гордость за наших предков и желание возродить славный некогда промысел. И мы попытались это сделать.

В лесу в двух км от Погоста горшеляпы добывали глину. Сначала пробивали шуфт глубиной до 2,5-3 метров. Именно на такой глубине залегает слой настоящей синей глины, из которой появляются потом различные гончарные изделия Насколько тяжел этот труд мы испытали на себе сполна. 6 или 7 поездок в лес. Каждый раз по 4 здоровых мужика обеспечивали нас примерно тонной глины. Копая, мы думали о том, что мастера заготавливали глину по двое, без тракторов и экскаваторов тщательно выбирая слой. Потом глину окамкивали, т.е. сбивали в комки весом в 1,5-2 пуда каждый. Только потом уже вывозили из леса домой. Работали лопатой, киркой, вообщем руками. И вот наконец-то она долгожданная, настоящая, синяя, та что лежала многие века под слоем песка и красной чубарой, т.е. черной глины.

Слышал я под ударами гончара
Глина тайны свои выдавать начала.
- Ты не бей меня,- глина ему говорила
Я сама человеком была лишь вчера...

Вот он перед нами - Александр Васильевич Ражев, дядя Саша, старый больной человек. Почти 20 лет он не работал на круге, но руки хранят память о том уже забытом нами ремесле. Давайте просто посмотрим на гончарный круг и на эти руки.

Я вчера наблюдал, как вращается круг
Как спокойно, не помня чинов и заслуг
Лепит чашу гончар из голов и из рук,
Из великих царей и последних пьянчуг.

И вот перед вами готовые дяди Сашины изделия.

Чья плоть скажи кувшин тобою стала:
Певца влюбленного как я бывало?
А глиняная ручка знать была рукой,
Что шею милой обвивала?

Горшки глиняные называются еще «скудель» - иначе говоря то, что мы подбираем ногами - земля, прах, тлен, - то что пропадает без следа.

Ничто в жизни не проходит, не пропадает бесследно. Все возвращается на круги своя.

Тому порукой эти мальчишки, которые и родились-то уже после того, как Погост покинул последний гончар. Им неведомы наши сомнения и скепсис. Они загорелись новым делом, гончарным ремеслом. Сходить на лыжах в Погост, перетаскать тяжелые комки глины, сесть за гончарный круг - все это они делают весело и с азартом.

Когда тело мое на кладбище снесут
Ваши слезы и речи меня не спасут.
Подождите, пока я не сделаюсь глиной,
А потом из меня изготовьте сосуд.

И мы вместе с дядей Сашей Ражевым будем надеяться на то, что появятся в Левашовской округе новые горшеляпы, а значит поедим картошки тушеной в новых горшках и запьем молоком топленым в крынках, которые изготовят они. И будет радовать глаз глиняная посуда сделанная уже их руками. Наверное, в том он и состоит смысл нашей жизни - в преемственности, в передаче опыта от поколения к поколению, в возрождении полезных и добрых традиций нашего народа.

Тот гончар, что слепил чаши наших голов,
Превзошел в своем деле любых мастеров.
Над столом бытия опрокинул он чашу
И страстями наполнил ее до краев.

Сидорова С.Л.
Сидорова Алина

Ярославль © 2021