Исчезнувшие профессии начала 30-х годов

Село Варегово Большесельского района имеет огромную историю своего существования. Поселок находится на болоте. В 1929 году благодаря изыскательным работам и развитию программы ГОЭЛРО было решено создать торфрпредприятие. В 40-70 годы прошлого столетия торфопредприятие гремело на всю страну. Но до этого момента работы на только что созданном предприятии были неимоверно тяжелы и трудны.

Добывали торф в основном вручную. Площадь поднимали с помощью деревянных борон с железными зубьями. Бороны таскали за собой колесные тракторы «Фордзон». Наиболее тяжелый труд на добыче машинно- формовочного торфа был у ямщиков и стильщиков. На добыче фрезерного торфа были механизированы только операции фрезерования и частичного валкования, ворошение производились простыми граблями. Валковали тоже ручными волокушами, убирали вначале корзинами, потом свозили торф на тачках, а штабелевали его при помощи тех же волокуш и лопат. До той поры, пока не появилась железная дорога, кусковой торф, добытый машинно-формовочным способом, возили на станцию Ваулово на конных подводах, в вагоны грузили вручную.

В 1936 году Вареговское торфопредприятие дало самый высокий за все первое десятилетие существования объем торфа, добытого фрезерным способом. Всего 235400 тонн. Сезонный план добычи выполнен на 127%. Машинно-формовочного торфа было добыто 103300 тонн.

В 1938 году был поставлен вопрос о реконструкции торфопредприятия, то есть замене ручного и трудоемкого труда, малопроизводительного машинно-формовочного способа на более механизированный «Гидроторф».

В связи с развитием в городе Ярославле химической и другой промышленности увеличилась потребность в торфе, а именно в кусковом. И гидравлический способ помог увеличить объемы добычи топлива. Уже в 1939 году на предприятии было добыто уже 66 тысяч тонн торфа гидравлическим способом, а в 1940 году - 147.7 тысяч тонн.

Такие операции как сушка, формовка, штабелевание торфа выполнялись вручную. Постоянный штат рабочих составлял около 3000 человек. Кроме того привозили сезонных рабочих из районов оргнабора около 5000 человек. Жилья не хватало. Их селили в бараках и расселяли в ближайших деревнях.

За период с 1931 по 1938 годы было добыто 1618760 тонн.

Из воспоминаний старожилов села:

«Труд более чем на 85% был ручным. На полях торф размывали, образовывалось черно-коричневое месиво, которое должно было подсохнуть. Затем специальные формовочные тракторы нарезали подсохшую массу на куски. Торфяницы таскали корзинами на руках куски и выкладывали их «змейкой». В таком виде торфяные куски сохли. Затем следующий этап работы, выкладывали «поленницей». Последним этапом становилась выкладка в 250-метровые штабеля. Готовые брикеты грузили в вагончики и отправляли по узкоколейной дороге».

«В стороне не оставались и школьники. Они выполняли все виды работ наравне со взрослыми: корчевали лес, сушили торф, рыли канавы, помогали строить узкоколейную железную дорогу. Работали трактористами, карьерщиками. Со временем стали использовать гидравлический способ добычи торфа, но он тоже был трудоемким. Гидравлические машины размывали торф, гидрососы выкачивали эту массу на поля, формовочные машины резали на части, которые называли «кирпичи». Вес одного «кирпича» достигал 25 кг. Затем просушивали».

Из воспоминании Н.В. Игнахина:

«Здесь на торфопредприятии я с тридцатых годов. Начинал работать стильщиком. Работа - на транспортере, что шел от формовочной машины на карту. Нас, стильщиков, на карте орудовало во время смены по восемь-десять человек. Обязанность: действуя побригадно с той и другой стороны транспортера, снимать, относить и складывать, иначе выстилать на карте для просушки нарубленные секачом торфяные кирпичи.

Как будто нехитрое и, на первый взгляд, вроде бы ахти какое трудное дело: снимай да относи, снимай да относи. Но тут надо принять во внимание, что в тех заготовленных секачом кирпичах, вместе с подкладной доской, было двадцать пять кило весу, и каждый из нас за смену выстилал их по 25-30 тысяч штук. И тогда, пожалуй, уже не скажешь о такой работе: «Не ахти...»

Молодые, здоровые. Но как, бывало, покрутишься да покланяешься за смену, так словно пьяный, домой идешь... Да-а, вот как было, а не то, что сейчас, когда добыча и погрузка торфа в узкоколейные вагоны, перегрузка его на эстакаде в вагоны широкой колеи – все механизировано. Сейчас что не работать! А нам привелось, что и говорить, привелось хватать шилом патоки.

И сколько же я, как стильщик, получал? Да 70-80 рублей. Но это ладно – мне бы хотелось рассказать о сушке формовочного торфа. Уложенные нами специальным способом кирпичи перед штабелевкой неоднократно ворочали, укладывали то в змейки, то в клетки. И все это вручную. Не случайно на предприятии работали тысячи человек».

Источник: школьный музей МОУ Вареговской сош.

Долгова Дарина

Ярославль © 2021