Жадовская Юлия Валериановна

Жадовская Юлия Валериановна

1824 - 1883 гг.

Русская поэтесса и писательница.

Юлия Валериановна Жадовская родилась 29 июня (11 июля) 1824 года в селе Субботине Любимского уезда Ярославской губернии в семье чиновника особых поручений при ярославском губернаторе.

Девочка родилась с плохим зрением, без левой руки, на короткой правой было всего три пальца. На четвертом году жизни осталась сиротой. Овдовевший отец отдал ее на воспитание в село Панфилово Буйского уезда Костромской губернии к бабушке Н.Л. Готовцевой, которая очень полюбила внучку. Юлия рано научилась читать, с пяти лет книги стали настоящим ее увлечением. Под благотворным влиянием бабушки, а также окружабщей природы складывался характер девушки, мечтательный, вдумчивый, терпеливый. В 13 лет ее отправили в Кострому к тетке А.И. Готовцевой - Корниловой, которая сама писала стихи, которые печатали в журналах «Сын Отечества», «Московский телеграф», «Галатея». Она приветствовала Пушкина стихами «О, Пушкин! Слава наших дней», а он ответил ей мадригалом «И недоверчиво и жадно смотрю я на твои цветы».

Тетушка серьезно занялась образованием племянницы, учила ее французскому языку, истории, географии, знакомила с русской и зарубежной литературой. Через год в пансионе Прево-де-Люмен Юлия увлеченно занималась русским языком, литературой под руководством учителя А.Ф. Акатова, но в целом преподавание в пансионе ей не нравилось.

Отец забрал ее в Ярославль, пригласил в качестве домашнего учителя молодого, талантливого преподавателя ярославской гимназии Л.М. Перевлесского, который уже опубликовал в «Москвитянине» свою статью «Свадебные обряды и обыкновения у крестьян Ярославской губернии» (1842). По его совету она тайно от отца начала писать стихи. Одно из них,стихотворение «Лучший перл таится» позже высоко оценил Добролюбов. Тайно от ученицы Перевлесский отправил в Москву ее стихотворение «Водяной», которое в 1844 году было напечатано в «Москвитянине».

Молодые люди полюбили друг друга. Но когда они заявили о своем желании пожениться, грубый и деспотичный отец отказался выдавать замуж дочь за сына рязанского дьячка. Он способствовал переводу Перевлесского в Москву, где позже тот стал профессором Александровского (бывшего Царскосельского) лицея и опубликовал рад интересных работ по русской литературе. А Юлия Валериановна на всю жизнь осталась со своими воспоминаниями о большой и несчастной любви. Но ни слабое здоровье, ни деспотизм отца, ни трагедия несостоявшейся любви не сломили воли ее к жизни и творчеству. А чтобы сгладить одиночество, она даже взяла на воспитание сироту, двоюродную сестру.

Отец, понявший, что разрушил счастье дочери, стал помогать ее поэтическим занятиям, даже повез в ее в Москву и Петербург, где она познакомилась с Тургеневым, Вяземским, Аксаковым, Погодиным и другими известными писателями.

Ее стихи печатались в журналах того времени. В 1846 году в Петербурге вышел первый сборник ее стихотворений, публике стихи понравились. Белинский отмечал бесспорный поэтический талант Юлии Жадовской, но сожалел, что источник вдохновения этого таланта не жизнь, а мечта. Суровая критика Белинского сильно повлияла на для дальнейшее творчество поэтессы. Жадовская писала: «Он один умел, хотя и резко, но верно обозначить достоинство того или другого произведения. Его сухая правда ценилась мною дорого». Ее творчество приобретает гражданский, социальный характер.

В 1858 году выходит второй сборник ее стихотворений, встреченный похвальными рецензиями Добролюбова и Писарева. Указывая на отдельные недостатки, Добролюбов отмечал наличие подлинной поэтичности, народолюбие поэтессы, ее искреннее стремление отразить в своих стихах тяжелую, полную лишений и страданий крестьянскую жизнь: «Ее сердце, ее ум действительно наполнены горькими думами, которых не хочет или не умеет разделять современное общество. Ее стремления, ее требования слишком обширны и высоки, и немудрено, что многие бегут от поэтического призыва души, страдающей не только за себя, но и за других». Добролюбов причислил эту книжку стихотворений «к лучшим явлениям нашей поэтической литературы последнего времени». Критик Писарев также отмечал, что в ее стихах отразилась мягкая нежная душа женщины, которая понимает несовершенство жизни.

Жадовская – чуткий, искренний задушевный лирик. «Я не сочиняю стихи, - писала она, - а выбрасываю на бумагу, потому что эти образы, эти мысли не дают мне покоя, преследуют и мучают меня до тех пор, пока я не отвяжусь от них, перенеся их на бумагу».

Тема трагической любви – основная в любовной лирике Жадовской.

Пережитые страдания определили характер лирики окрашенной в печальные, трагические тона. Ее стихотворения интимны, в них преобладают мотивы несостоявшейся любви, недостижимости счастья, безысходности, покорности судьбе, но при этом их отмечают сдержанность и чувство собственного достоинства. Она всегда писала о себе, о том, что пережила. Но ее судьба схожа с судьбами многих русских женщин. Например, глядя на играющую девочку, она предвидит ее трагическое будущее («Дума» 1848):

Оскорбят тебя люди жестоко,
Опозорят святыню души.
Будешь, друг мой, страдать одиноко,
Лить горячие слезы в тиши.

Лучшие стихи Жадовской посвящены теме любви («Мне грустно», «Теперь не то», «Взгляд», «Ошибка», «Я вновь полна чудесных звуков», «Никто не виноват» и др.)

Прощай! Не нужно мне участья:
Не жалуюсь, не плачу я,
Тебе - вся прелесть бытия,
Тебе - весь блеск земного счастья,
Тебе - любовь, тебе – цветы,
Тебе - все жизни наслажденья; -
Мне - сердца тайные мученья
Да безотрадные мечты.
Прощай! Пришла пора разлуки...
Иду в печальный долгий путь...
Бог весть, придется ль отдохнуть
Мне здесь от холода и скуки!
(1864 год)

Многие стихи Жадовской были положены на музыку и стали популярными романсами («Ты скоро меня позабудешь» Глинки, «Я все еще его, безумная, люблю» Даргомыжского, «Я плачу», «Сила звуков» и другие), а стихотворение «Я люблю смотреть в ясну ноченьку» стало народной песней.

С той же задушевностью Жадовская рисует в стихах картины нашей северной природы: «Скоро весна», «Мне грустно», «Вечер... Этот вечер чудным негой дышит», «Бабушкин сад», «Ночь», «Звезды», «Впереди темнеет», «Все спит кругом». Природа в ее стихах всегда связана и с ее душевным состоянием. В природе поэтесса ищет успокоение и забвение.

Нива, моя нива,
Нива золотая!
Зреешь ты на солнце,
Колос наливая,
По тебе от ветру, -
Словно в синем море, -
Волны так и ходят,
Ходят на просторе.
Над тобою с песней
Жаворонок вьется;
Над тобою и туча
Грозно пронесется.
Зреешь ты и спеешь,
Колос наливая, -
О людских заботах
Ничего не зная.
Уноси ты ветер,
Тучу градовую;
Сбереги нам, боже,
Ниву трудовую!
(1847 год)

Особое место в творчестве Жадовской занимают малоизученные ее прозаические произведения («Простой случай», «В стороне от большого света», «Житье-бытье на Кореге», «Записки Гульпинской Авдотьи Степановны», «Неумышленное зло», «Ни тьма, ни свет», «Не принятая жертва», «Сила прошедшего», «Отрывки из дневника молодой женщины», «Женская история», «Отсталая»). Хотя проза ее была слабее поэзии, ее повести и романы пользовались большой популярностью среди читателей.

Проза Жадовской также носит автобиографический характер. Ее героини похожи судьбами, мыслями на автора. В основе ранних произведений (повести «Простой случай» - 1847, романа «В стороне от большого света» - 1857) - трагическая любовь, определяющаяся сословным неравенством. Обычно героиней является дворянская девушка, которая стремится вырваться из душной и затхлой обстановки дворянской усадьбы чтобы выйти на самостоятельный путь творческого труда. Проблема женской эмансипации была весьма актуальна для того времени. В последующих прозаических произведениях Жадовская ставит глубокие социальные проблемы, создает оригинальные образы новых, передовых людей, которые не покоряются судьбе, а отстаивают свои права на независимость и на борьбу за облегчение участи трудового народа.

Романом Жадовской «Женская история» еще в рукописи заинтересовался Достоевский, и в 1861 году опубликовал его в своем журнале «Время». Он более сложен по композиции и сюжету. Повествование ведется от имени бедной девушки Лизы, дочери передового учителя, рано умершего и оставившего дочь сиротой. Она воспитывается в чуждой ей дворянской семье Кринельских. Интересен образ брата помещицы - Перадова, напоминающий новых людей из романов 60-х годов. Он умен, образован, прост и чистосердечен, увлечен и деятелен. У него есть какие-то свои дела, о которых никто ничего не знает, он часто куда-то уезжал, не велел писать писем, сам подавая о себе вести из разных мест. Лиза полюбила этого особенного человека. Она страстно мечтала ни от кого не зависеть, своим трудом зарабатывать себе кусок хлеба, как простая крестьянская девушка Аленушка. «Бог дал мне молодость, силу, здоровье, образование, - записывает она в дневнике, - а я с беспечностью, терпеливо, даже с каким-то удовольствием выношу положение дармоедки. За дело, за труд!» Лиза, нарушая сословные традиции, выходит замуж за Перадова, чтобы вместе работать во имя блага общества. Но самым значительным человеком и даже новым героем для литературы того времени является Ольга Васильевна Мартова. Она нарушает веками освященный образ жизни: уговаривает Кринельских отпустить крестьян на оброк на выгодных для них условиях, посещает иногда крестьянские посиделки, лечит простой народ и принимает участие в его нуждах и горе. Ольга Васильевна заявляет: «Мне совестно быть счастливой... совестно пользоваться всеми этими удобствами... Мне везде и всюду слышатся страдания. Они отравляют мне жизнь». Опять в романе сильны автобиографические моменты, но они сочетаются уже и с политическими мотивами. Сравните этот роман с романом Тургенева «Отцы и дети».

В 50-60-е годы под влиянием революционно-демократического движения (народовольчества), статей Чернышевского, Добролюбова, поэзии Некрасова происходит дальнейшее становление мировоззрения Жадовской. В Ярославле она познакомилась с сыном декабриста, членом «Земли и Воли» Е.И. Якушкиным и восхищалась им. Поэт-демократ Л.Н. Трефолев указывал, что Жадовская повлияла на его становление как личности. Юлия Валериановна подчеркивала значимость Белинского для формирования прогрессивных людей того времени:

Не твердил он мне льстивых речей,
Не смущал похвалою медовой,
Но запало мне в душу навек
Его резко-правдивое слово...
(1848 год)

Жадовская не признавала «чистого искусства», отрешенного от современной жизни и проблем общества. В ее поэзии все сильнее звучат гражданские мотивы. В своем поэтическом памятнике-стихотворении «Нет, никогда» она пишет:

Пред тем, что я всегда глубоко презирала,
Пред чем, порой, дрожат достойные - увы! -
Пред знатью гордою, пред роскошью нахала
Я не склоню свободной головы.
Пройду своим путем, хоть горестно, но честно,
Любя свою страну, любя родной народ;
И, может быть, к моей могиле неизвестной
Бедняк иль друг со вздохом подойдет...
(1858 год)

В последние годы жизни Жадовская отошла от активной творческой деятельности в связи с тяжелыми и сложными семейно-бытовыми условиями. Когда у друга их семьи ярославского доктора К.И. Севена умерла жена, Жадовская вышла за него замуж и воспитывала его осиротевших детей. В течение пяти лет она ухаживала и за тяжело больным отцом. Вскоре после смерти отца заболел и умер муж, оставив на ее попечение большую семью. А в последние годы значительно ухудшилось ее зрение. В последние годы она жила в небольшой усадьбе, в селе Толстикове Буйского уезда Костромской губернии. Жадовская всю свою жизнь мечтала дождаться «утра мира, когда заря с зарей сойдется».

28 июля (9 августа) 1883 года Ю.В. Жадовская умерла. Имя Жадовской и лучшие ее стихи сохраняются в памяти искренних любителей и ценителей поэзии.

Ярославль © 2019