Жемчугова Прасковья Ивановна

1768 - 1803 гг.

Есть в истории Ярославского края такие имена, которые благодаря случаю, счастливому повороту судьбы получили шанс открыть в себе талант и внести огромный вклад в развитие культуры всей страны и оставить след на века. Крепостная девочка, ставшая великой актрисой, таланту которой поклонялись императрицы и императоры, - Прасковья Жемчугова.

Жемчугова Прасковья Ивановна

Прасковья Ковалева родилась в деревне Березино Ярославской губернии. Юхотский край – ныне Большесельский район. В 2018 году великой актрисе исполнилось бы 250 лет со дня рождения. На родине в память о Прасковье не осталось ничего, кроме посаженной по преданию во время ее отъезда из родных мест липы. Дерево до сих пор растет возле предполагаемого места нахождения двора. В историко-художественном музее Большесельского района есть экспозиция, посвященная Прасковье Ковалевой.

Девочка родилась в семье крепостного крестьянина-кузнеца. О матери нет никаких сведений. Отец Иван Степанович Ковалев, Кузнецов, Горбунов (фамилии давали по роду занятий крепостного, Ковалев - от слова «ковал», Кузнецов - кузнец, Горбунов - имел горб на спине, появившийся в результате болезни) был искусным кузнецом, но при этом заядлым пьяницей. Девочка постоянно видела как «воевал» пьяный отец. Нищета, лишения - вот казалось судьба девочки.

Семья Прасковьи как крепостные крестьяне принадлежала знатному роду Шереметевых. Благодаря их попечительству выросло огромное количество талантливых креспостных музыкантов, актеров, певцов, архитекторов и художников. Театр был всем для Шереметева. Именно здесь ставились постановки на очень высоком и серьезном уровне, по стилю их художественного оформления и подготовки актеров, театр не уступал знаменитым театрам. Это и стало для Прасковьи счастливым случаем и шансом уйти от отца.

Девочка оказалась очень талантливой и усердной. Она приглянулась графине Марфе Долгорукой, которая и стала ее ангелом-хранителем. В семь лет Прасковья попала в графский дом в Кусково, где получила прекрасное образование. Там же был создан домашний театр. Прасковья освоила два языка - французский и итальянский, прекрасно играла на клавесине, арфе и гитаре. Именно в доме Шереметевых открылся театральный талант Прасковьи.

У Прасковьи было красивое лирико-драматическое сопрано (высокий женский голос). Благодаря кропотливой работе над собой уже в 11 лет девочка дебютировала на сцене в знаменитой опере А. Гретри «Опыт дружбы» в роли служанки. Работа в театре стала пропускным билетом в театральную жизнь. Прасковья получала все новые и новые роли.

В театре Шереметевых положено было всем актерам давать фамилии по названию драгоценных камней. Однажды Николай Шереметев, увидев гениальное выступление Прасковьи, воскликнул: «А эта девочка будет жемчужиной моего театра». Вот так и стала Прасковья Жемчуговой.

Особенно завораживает история любви молодой крепостной девушки-актрисы и графа Шереметева. Кто бы мог подумать, что Прасковья станет идеалом и навеки единственной настоящей любовью Николая Петровича. 19-летняя прима театра стала и фавориткой своего барина, Николая Шереметева. Ничего особенного, если бы не одно «но» - граф, кажется, влюбился в девушку по-настоящему. Прасковья давно уже не походила на крепостную - хрупкая и застенчивая красавица с большими и ясными глазами обладала утонченными манерами, присущими благородному сословию, а не черни.

Прасковья продолжала блистать в театре, однако в 1788 году умер старый граф Петр Шереметев. Потеряв отца, Николай запил не хуже кузнеца Ивана Ковалева, забросив и театр, и все хозяйство. Но тут хрупкая театральная звезда неожиданно проявила мужскую хватку. Она сумела не только взять на себя управление театром, но и вытащить возлюбленного из запоя.

Николай Шереметев был покорен теперь не только красотой и талантом, но и силой духа девушки. Он зажил с ней, как с женой, в отдельном доме, не обращая внимания на разницу в возрасте и пересуды окружающих.

В их любовь не верили. Прасковья часто плакала, а возлюбленный старался спрятать ее от злых разговоров. Но хуже сплетен был туберкулез, проявившийся у актрисы. Она унаследовала его от отца, и прогрессирующая болезнь грозила поставить крест на театральной карьере.

Прасковья не только отвечала взаимными чувствами графу, но и сделала театр Шереметевых знаменитым. Екатерина II была приглашена в театр в Кусково на оперу Гретри «Самнитские браки». Главную роль сыграла Прасковья. Императрица была поражена талантом юной особы и наградила девушку бриллиантовым перстнем. Павел I был поражен и влюблен в творчество и талант Прасковьи. Он очень не любил выезжать и покидать свой Михайловский замок в Петербурге, но каждое приглашение графа Шереметева на оперу было подарком. Павел I почитал Прасковью, а графу присваивал чины.

Помимо актерского мастерства Жемчуговой приписывают песню «Вечор поздно из лесочку я коров гнала...». Песня очень биографична, так как сюжет произведения заключается в истории первой встречи графа и актрисы. Только спустя 15 лет после смерти Прасковьи в 1818 году песня стала звучать. На протяжении двух столетий она была популярна. До сих пор это произведение звучит и с охотой ее исполняют как народную песню. Эта была одной из любимейших песен советской певицы Людмилы Зыкиной.

За свою короткую жизнь девушка сыграла более 50 ролей. Несмотря на свое финансовое положение, положение в обществе, Прасковья оставалась такой же милой, доброй, скромной и щедрой.

Самое важное главное событие - это свадьба с графом Шереметевым. В 1798 году 47-летний граф Николай Шереметев решился на то, чтобы официально жениться на Прасковье Жемчуговой. Втайне он заказал подложные документы, из которых следовало, что якобы предком актрисы был польский дворянин Ковалевский, попавший в русский плен и ставший крепостным. В декабре 1798 года семья Прасковьи Жемчуговой получила вольную. Оставалось сделать последний шаг, и тут графа поддержал митрополит Платон, который благословил брак с бывшей крепостной. Священник руководствовался не сословными принципами, а простой логикой - не могут быть простым блудом многолетние отношения двух людей, к тому времени прославившихся на ниве благотворительности.

Жемчугова Прасковья Ивановна

На свадьбе присутствовали всего два человека - друг графа архитектор Кваренги и Татьяна Гранатова, единственная подруга Прасковьи. Вся церемония венчания очень скромной. На это, конечно, были свои причины, и граф готовил свет к новости о женитьбе. Впоследствии брак будет признан официальным.

Прасковья постоянно находилась на гастролях и репетициях. Но те не менее находила время, чтобы съездить на главную площадь. Однажды муж заподозрил ее в измене и решил проследить за ней. Оказалась, что Жемчугова ездит на площадь и раздает милостыню бедным. Графу было очень стыдно за свой поступок. На протяжении совместной жизни была не только любовь, но и уважение. Он оберегал ее от всех невзгод. Но вот от коварной болезни уберечь не смог. Граф сделал все, чтобы вылечить жену, обращался к иностранным врачам. Но, увы. Прасковья сделала последний и самый долгожданный подарок графу, родив сына-наследника Дмитрия. В 34 года она умерла от туберкулеза.

Граф очень переживал смерть и даже сделал из спальни жены мемориальную комнату, завещав не прикасаться к сей комнате, как к святыне.

Графиня завещала построить странноприимный дом для бедных. Ныне эта больница имени Склифосовского в Москве. История 18-го века дошла до наших времен не только знаменитой больницей, но и историей чистой, непорочной настоящей любви.

Строить здание приюта граф начал еще в 1792 году. Место близ Сухаревой башни называлось Черкасские огороды и когда-то принадлежало его матери. За постройку здания первоначально взялся архитектор Елевзой Назаров, но после смерти Прасковьи Жемчуговой довершал проект великий зодчий Джакомо Кваренги, большой поклонник ее творчества. Под его гениальным карандашом рождались дивная ротонда церкви, высокая белая колоннада, уверенный размах дворцовых крыльев. Снаружи – дворец, внутри – убежище для больных, бездомных, увечных. Дом состоял из больницы на «50 страждущих от недугов», богадельни на 100 «призреваемых» (50 мужчин и 50 женщин) и приюта на 25 девочек-сирот. Была также организована библиотека с читальным залом. В боковых галереях устроены палаты для немощных, а наверху - особое отделение для бедных, не имевших средств к существованию и живших здесь на иждивении этого дома.

Потратив на постройку здания огромный капитал - более полутора миллионов рублей, Шереметев положил на содержание богадельни еще 500 тысяч рублей и завещал ей «в вечность» село Молодой Туд с деревнями в Тверской губернии – восемь тысяч душ. Из этих средств следовало кормить и обихаживать призреваемых, помогать семьям, попавшим в беду, давать приданое бедным невестам. Приданое присуждалось каждый год - 23 февраля, в день смерти графини Прасковьи Ивановны.

Потом, уже за чертой земной жизни графа, в Странноприимном доме будут лечиться раненые герои войны 1812 года, сражений на Шипке и у Плевны, защитники Порт-Артура.

Николай Петрович прожил всего лишь 6 лет после смерти жены.
Несмотря на огромное состояние, граф жил скромно. Хоронили Н.П. Шереметева в простом гробу. Все деньги, которые должны были использовать на похороны, по его указу были отданы бедным. В своем завещании сыну граф писал о смысле жизни: «В жизни у меня было все. Слава, богатство, роскошь. Но ни в чем этом не нашел я успокоения. Помни, что жизнь быстротечна, и лишь благие дела можем взять с собой за двери гроба».

Николай Петрович оставил сыну записки, в которых рассказывал ему о матери и об их любви. Отец говорил сыну, что смысл жизни человеческой - не в знатности и не в славе, а в благих делах и добрых поступках.

Графа Николая Шереметева не стало 1 января 1809 года. Ему было 57 лет. Его сын Дмитрий Николаевич Шереметев был взят на воспитание вдовствующей императрицей Марией Федоровной. В 1825 году он отказался стрелять в декабристов. Позже он стал известным благотворителем и меценатом. За счет графа Шереметева существовали московские храмы, обители, гимназии, приюты и, отчасти, Петербургский университет. Помощь графа сыграла решающую роль в преображении Лазаревской церкви в Александро-Невской лавре. Дмитрий Николаевич в течение всей жизни оказывал материальную поддержку художникам, певцам и музыкантам, часто отдавая залы Фонтанного дома в Петербурге под мастерские как знаменитых, так и безвестных живописцев.

Заслуги графа высоко ценил император Александр II, проживший у него в гостях в Останкино целую неделю в 1856 году, накануне торжественной коронации. Существует легенда, что и проект приказа об отмене крепостного права в России Александр II подписал, будучи в гостях у графа Дмитрия Николаевича Шереметева. Это было бы действительно символичным - утвердить отмену крепостничества, находясь в доме внука крепостного кузнеца.

Ярославль © 2019