Харитонов Федор Михайлович

Харитонов Федор Михайлович

1899 - 1943 гг.

Харитонов Федор Михайлович - советский военачальник, генерал-лейтенант.

Он родился 11 января 1899 года в селе Васильевском, что находится на левом берегу Волги в месте впадения в нее реки Шексна. Ныне это городская черта Рыбинска. Успешно закончив 2-е Рыбинское городское училище, в 14 лет поступил работать на вагоностроительный завод «Феникс», а позже работал на изразцовом заводе Аксенова.

В начале первой мировой войны Харитонов был призван в армию, но уже в 1918 вернулся на родину, вступил в партию большевиков. Образованного паренька привлекала общественная деятельность. Летом 1918 года он стал председателем комиссии исполкома по народному образованию и одновременно заведующим рабочим клубом Рыбинского вагоностроительного завода. В Рыбинске он образовывал молодежные организации (слова «комсомол» тогда еще не было). В музее хранится даже стенгазета «ежик», нарисованная будущим командармом.

Шла гражданская война. В апреле 1919 года по партийному призыву Федор Харитонов вступил в Красную армию, был зачислен красноармейцем во 2-й Ярославский полк. Сражался на Восточном фронте против войск адмирала Колчака, воевал с белыми в дивизии комдива Василия Чапаева. В сентябре в бою под Уральском раненым попал в плен, на второй день бежал и вернулся в полк. После лечения в госпитале убыл в отпуск. До февраля 1920 года работал в Рыбинске инструктором информационного отдела уездного комитета ВКП(б), заведующим отделением госконтроля. Потом его направили работать в ревкоме (революционном комитете) на Украину в г. Александровск. Во время наступления войск генерала П.Н. Врангеля в июне 1920 года вступил в Коммунистический отряд особого назначения при штабе 13-й армии, участвовал в боях с белогвардейскими врангелевскими войсками, снова был ранен. Снова едет в отпуск в Рыбинск, где до 1922 года работает на ответственных советских должностях: управляющий отделом госконтроля, заведующий информацией политотдела уездного исполкома.

В феврале 1922 г. вновь призван в рабоче-крестьянскую Красную армию (РККА) . Харитонова назначили помощником военкома Рыбинского уездного военкомата, а с сентября 1924 года - уездным военкомом. В январе 1927 года переведен уездным военкомом в Спасский уездный военкомат Рязанской губернии. С декабря 1928 года он уже начальник Управления Рязанского губернского территориального округа, с ноября 1929 года - окружной военком Рязанского окружного военного комиссариата.

С ноября 1930 года по август 1931 года находился на учебе на стрелково-тактических курсах усовершенствования комсостава РККА «Выстрел» имени Коминтерна, потом стажировался в должности командира батальона в 243-м стрелковом полку 81-й стрелковой дивизии Московского военного округа (МВО). В октябре 1931 года Ф.М. Харитонов был назначен командиром 16-го стрелкового имени Коминтерна полка 6-й стрелковой дивизии МВО. С мая 1937 года он командовал 2-м Гороховецким особым парашютно-десантным полком. В июне того же года назначен начальником штаба 17-й Горьковской стрелковой дивизии этого же округа, а в августе 1939 года - начальником штаба 57-го стрелкового корпуса. Осенью 1939 года Харитонову было присвоено воинское звание комбрига (командир бригады). В августе 1940 года он был назначен начальником отдела боевой подготовки штаба МВО (Московского военного округа). По окончании в мае 1941 года курсов усовершенствования высшего начальствующего состава при Академии Генштаба РККА генерал-майор Ф.М. Харитонов был назначен командиром 2-го воздушно-десантного корпуса Харьковского военного округа. В этой должности он и начал воевать против фашистов.

В сентябре 1941 года возглавил 9-ю армию Юго-Западного фронта, защищавшую территорию советской Украины и подступы к Кавказу. В сложной ситуации, когда соседям по фронту грозило окружение, командарм Харитонов приказал кавалерии атаковать под Таганрогом двигавшуюся за танками вражескую пехоту.

Подвиг Харитонова - это одна из первых значительнах побед над фашистами осенью 1941 года, когда враг стоял под Москвой, наши войска терпели поражения от превосходящей силы противника. Именно тогда, поздней осенью 1941 года 9-я армия остановила немцев севернее Ростова-на-Дону, а в конце ноября приняла участие в советском контрнаступлении. Под Ростовом-на-Дону была разгромлена ударная танковая немецкая группа и 29 ноября 1941 года город был освобожден от гитлеровцев. Эти события получили отражение в художественном фильме «Товарищ генерал», снятом в 1973 году киностудией «Мосфильм», где прообразом главного героя командарма Капитонова стал Федор Харитонов. Наряду с победой под Москвой, Ростовская наступательная операция 1941 года стала одной из первых крупных побед нашей армии на начальном этапе Великой Отечественной войны. За военное мастерство командарм Федор Харитонов был награжден орденом Красного Знамени.

Следующее крупное наступление советских войск под Харьковом в мае 1942 года обернулось катастрофой. Армия генерала Харитонова, оказавшись на направлении главного удара немцев, была смята. Командарму грозил трибунал. Но в Генштабе разобрались и не нашли вины в его действиях. Вот что пишет в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза Иван Баграмян.

«На рассвете этого дня (17 мая 1942 года) началась артиллерийская и авиационная подготовка в полосе обороны 9-й армии. Она длилась полтора-два часа. После этого пехота и танки противника ринулись в атаку при поддержке 400 самолетов на двух направлениях: из района Андреевки на Барвенково и со стороны Славянска на Долгенькую. Обходя опорные пункты и заграждения, вражеские подвижные группы устремились на фланги и тылы частей и соединений 9-й армии. К 8 часам утра ее оборона на обоих направлениях была прорвана: на барвенковском на глубину 6-10 километров, на славянском - на 4–6 километров. Авиация противника разбомбила вспомогательный пункт управления и узел связи 9-й армии, находившиеся в Долгенькой. Во время одной из жесточайших бомбежек был ранен начальник штаба армии генерал-майор Ф.К. Корженевич. Непрекращавшиеся в течение дня налеты авиации серьезно нарушили управление войсками.
К полудню командарм генерал Ф.М. Харитонов со штабом переехал на основной командный пункт в Каменку, откуда возможность руководить войсками была весьма ограничена. В силу сложившейся обстановки командующий и штаб перебрались в район Песков (на левом берегу Северского Донца), не согласовав этот переезд с командующим фронтом генералом Р.Я. Малиновским. Штаб армии остался, фактически, без управления, так как радиосредств не хватало.
Несмотря на героическое сопротивление оборонявшихся, вражеские войска, пользуясь громадным превосходством в танках, артиллерии и авиации, уже к полудню продвинулись в глубь нашей обороны на изюмском и барвенковском направлениях на 20 километров, проникнув на южную окраину Барвенкова и в район Голой Долины. Гитлеровские летчики, поддерживая наземные войска, проявили в этот день большую активность, совершив около 200 самолето-вылетов. Авиация же Южного фронта смогла осуществить всего только 67 самолето-вылетов. В этих условиях части и соединения 9-й армии вынуждены были вести бои изолированно, без взаимодействия между собой и с резервами армии и фронта.
Фашисты рвались к Барвенкову».

4 мая в районе Маяков произошла трагедия, давшая повод некоторым авторам военных мемуаров советской поры обвинить Харитонова в том, что его «несанкционированное» наступление на Маяки привело к ослаблению обороны в направлении на Барвенково, прорыву советского фронта и окружению наших армий под Харьковом.

Перечисляя ошибки командования, маршал Баграмян пишет:

«Наконец, - и это, пожалуй, главное, - по инициативе генерала Ф.М. Харитонова, одобренной командующим фронтом, без разрешения главнокомандующего войсками направления в период с 7 по 15 мая была проведена не отвечающая обстановке частная операция в полосе 9-й армии, целью которой было овладение сильно укрепленным узлом сопротивления в районе Маяков. Для ее осуществления были привлечены значительные силы, в том числе почти все армейские резервы и 5-й кавалерийский корпус, составлявший резерв фронта. Все эти резервы прежде всего предназначались для отражения возможного прорыва противником обороны 9-й армии на барвенковском направлении. Операция в районе Маяков оказалась безуспешной, привлеченные для ее проведения резервы понесли большие потери и к началу перехода группы Клейста в наступление не успели перегруппироваться и занять место в оперативном построении армии для обороны».

Далеко не все военные деятели того времени считали основной причиной поражения армии действия Харитонова. Скорее, виной тому были и слабые оборонительные позиции, и глубина обороны, которая не превышала трех-четырех километров, и отсутствие достаточного количества военной техники, и неправильная оценка сил и тактики противника.

Из воспоминаний начальника Генерального штаба A.M. Василевского:

«После неудачной Харьковско-Барвенковской операции, проводившейся войсками Юго-Западного и Южного фронтов в мае 1942 года, генерал-майор Харитонов, командовавший тогда 9-й армией Южного фронта, был отстранен от обязанностей и по настоянию командования Юго-Западного направления привлечен к судебной ответственности. Подробно зная всю историю этой операции и истинные причины ее неудач, я доложил Сталину, что вина Харитонова в данном случае является относительной, и просил не только не отдавать его под суд, а как хорошего военачальника назначить командующим войсками армии».

Генерал был оправдан и в июне 1942 года возглавил 6-ю армию Воронежского фронта.

Упорная оборона советских войск в большой излучине Дона, в том числе армии генерала Харитонова, сорвала гитлеровский план сходу занять Сталинград. Федор Михайлович отличился в ходе Сталинградской битвы, а в начале 1943 году прорвал вражескую оборону на Дону. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 января 1943 года в числе 17 военачальников он стал кавалером учрежденного «полководческого» ордена Кутузова I степени. Ему было присвоено звание генерал-лейтенанта.

Очень показателен эпизод «черным летом 1941-го» при обороне Запорожья. Здесь Харитонов в сжатые сроки смог создать из несобранного гарнизона боеспособное армейское подразделение.

В ночь с 17 на 18 августа обстановка на Запорожском направлении Южного фронта резко изменилась. Противник прорвал нашу оборону и город, по сути, оставался неприкрытым. Вот что сообщалось о сложившейся обстановке Политическим Управлением Южного фронта в донесении на имя начальника Главного Политического Управления РККА тов. Мехлиса: «Утром 18 августа противник силами до пехотной дивизии с танками повел наступление на город Запорожье. Оборонявшая Запорожский плацдарм плохо вооруженная, только что введенная в бой 274 стрелковая дивизия под натиском противника начала отход. Для восстановления порядка в дивизию Военным Советом был послан генерал-майор Харитонов (в то время он был заместителем начальника штаба фронта). Перед нашей группой членом Военного Совета т. Запорожец и руководством Политуправления тт. Мамоновым и Брежневым была поставлена задача: любой ценой сдержать беспорядочно отходящие части через остров Хортица, создать из них поспешную оборону по старому руслу Днепра, надежно прикрывая мост. Остановить продвижение противника и держаться до подхода подкрепления. Вторая группа должна была действовать в районе плотины Днепрогэс.
Через несколько минут мы спешились с грузовой машины на мосту, соединяющем город с островом Хортица, так как проехать машиной дальше уже было невозможно. Мост был забит людской лавиной: машинами, повозками и скотом. Здесь мы встретились с генерал-майором Харитоновым, который одобрил наши действия и сам лично помогал формировать боевые отряды и уточнял боевые задачи им. Противник был остановлен. На мосту было подбито три вражеских танка. Все воспрянули духом, лелея надежду, что скоро к нам подойдет подкрепление».

Войска по командованием генерала Харитонова держали оборону Запорожья полтора дополнительных месяца для того, чтобы эвакуировать людей и промышленные предприятия города. После взрыва Днепрогэса из города ежесуточно уходили на восток от шестисот до девятисот вагонов. Были вывезены 22 завода союзного значения и 26 предприятий легкой и пищевой промышленности. Были эвакуированы машиностроительный, педагогический институты и другие учебные заведения, театр им. Заньковецкой, радиоузел, кинофильмофонд, ценные экспонаты областного краеведческого музея и многое другое.

В декабре 1942 года армия под командованием Харитонова в ходе контрнаступления советских войск под Сталинградом участвовала в Среднедонской наступательной операции. В январе 1943 года соединения армии успешно вели боевые действия в Острогожско-Россошанской наступательной операции, участвовали в боях по освобождению Донбасса и в отражении контрнаступления немецко-фашистских войск южнее Харькова.

Можно лишь гадать, как развивался бы дальше военный талант генерала – к весне командарма неожиданно свалила тяжелая болезнь. Старые раны и фронтовые переживания подорвали здоровье командарма. Харитонов тяжело заболел. 16 мая 1943 года Ф.М. Харитонов был направлен в госпиталь в Москву, где 28 мая 1943 года умер от болезни в Центральном военном госпитале в Москве. В память похороненного на Новодевичьем кладбище генерала решением Совета министров было решено назвать Ярославское пехотное училище, а на Родине в Рыбинске, поставить памятник герою. Уникальный факт для сталинской эпохи: в 1949 году изваянный в бронзе генерал Харитонов был установлен в родном Рыбинске на площади имени Баранова (ныне парк возле завода «Сатурн»). 6 мая 2007 года на родине Федора Михайловича Харитонова на берегу реки Волги в селе Васильевское был тоже воздвигнут памятник в его честь.

Генералу Ф. М. Харитонову посвящены повесть М. Колосова и одноименный художественный фильм «Товарищ генерал» (1973).

Ярославль © 2020