Карнович Ефим Степанович

Карнович Ефим Степанович

1793 – 1855 гг.

Ефим Степанович Карнович родился в августе 1793 года в с. Гора Пятницкая Ярославской губернии. Пятницкая Гора – с начала 1760-х годов – имение дворян Карновичей, расположено на территории Гаврилов-Ямского района, к северу от села Великое. Село было пожаловано императором Петром III Степану Ефимовичу Карновичу в числе трех сел и девятнадцати деревень Холмецкой волости.

Ефим Степанович Карнович, наш земляк, человек неиссякаемого трудолюбия и удивительной скромности. Его цепкий и практический ум, деловая хватка, предприимчивость оказали заметное влияние на развитие не только помещичьих, но и крестьянских хозяйств Нечерноземной России. Деятельность Карновича внесла огромный вклад в развитие новых отношений в сельское хозяйство страны, способствуя пробуждению частной инициативы и предприимчивости.

Настоящий и справедливый хозяин и неутомимый сельский труженик, он жил во времена очередной перестройки традиционного аграрного сектора экономики, которую настойчиво диктовали и потребности внешнего рынка. Россия шла по пути «догоняющего развития», стремясь быстро ликвидировать хозяйственное отставание от стран Западной Европы. При этом ставилась задача усовершенствовать хозяйство (прежде всего, помещичье) и в то же время сохранить собственное культурное своеобразие. Карнович, как истинный патриот своей страны, изучал существующее положение дел в сельском хозяйстве того времени, пытался и находил пути выхода из кризиса. Ефим Степанович искал единомышленников, умело убеждал следовать своему примеру, являл образец грамотного возделывания сельскохозяйственных культур, особенно, льна, клевера и картофеля.

Сведения о его сельскохозяйственных достижениях, активной аграрно-промышленной деятельности в 30-50-е годы XIX в. были хорошо известны многим его современникам в России. Образование, полученное в Москве в Благородном пансионе профессора Московского университета А.А. Прокоповича-Антонского и самообразование позволило Карновичу, скромному и небогатому ярославскому помещику, стать одним из наиболее авторитетных и уважаемых рационализаторов и просветителей своего времени, талантливым ученым и изобретателем.

В 1811 г. он поступил на службу в Комиссию для составления военных уставов и уложений, учрежденную при Военном министерстве; после ее закрытия работал в Инспекторском департаменте, затем в Департаменте разных податей и сборов Министерства финансов. В 1817 г. Карнович был переведен в Ярославское губернское правление, а в 1818-1822 гг. работал в Московской межевой канцелярии. Около 1822 г. Карнович вышел в отставку и до конца своей жизни поселился в родовом имении Пятницкая Гора, находившемся в двух верстах от с.Великого – крупного центра изготовления льняного полотна и льноторговли. С этого момента вся его деятельность была неразрывно связана с проблемами русского сельского хозяйства.

В 1833-1834 гг. для изучения передовых способов ведения сельского хозяйства и развития производства льняного полотна Карнович совершает заграничную поездку по европейским государствам. В 1834 г. он возвращается в Россию, и «Земледельческий журнал» публикует «Хозяйственные записки из путешествия в Германию», написанные Карновичем. Статья была принята рационализаторами с особенным уважением и активно обсуждалась. Карнович точно определил главные причины упадка российского земледелия в нечерноземных губерниях: экстенсивный путь сельского хозяйства и незнание помещиками элементарных основ агрономии.

Карнович очень резко отзывался о действиях правительственной администрации на местах. Чиновники, по его мнению, «портят народ», поскольку гасят в нем чувство справедливости, а «их распоряжения всегда носят характер произвола маленьких деспотов, низкого корыстолюбия, или гордого превознесения себя...». Подобная оценка являлась крайне радикальной в устах представителя господствующего класса дореформенной России. А о русском крестьянине Карнович говорил: «Всякий, имеющий с мужиком дело, должен всего более остерегаться неопределенности как в разговоре, так и в деле. Русский человек всегда стоит за определенное решение». Особое значение Карнович придавал пробуждению народной инициативы, приобщению крестьян к передовым навыкам труда, отрицательно относился к современной ему сельской общине. Он считал, что крестьянин должен владеть наделом. На его оценку общинного землевладения ссылался позже в одной из своих работ Н.Г. Чернышевский.

В целом взгляды Карновича на развитие сельского хозяйства Нечерноземной России представляли собой единую программу. Она включала в себя меры, направленные на развитие полеводства, животноводства и лесоводства как главных отраслей на основе внедрения в хозяйства передовой техники. Но его предложения оказывались несовместимыми с крепостной системой.

Нововведения в хозяйстве Карновича позволили достичь ему определенных успехов. К 1841-49 гг. имение Карновича представляло собой единый хозяйственный механизм, в котором прослеживалась четкая организация труда. Карнович выдвинул и подробно разработал программу подъема льнополотняной промышленности Центральной России. Она включала в себя все стадии изготовления льняных изделий от выращивания льна до производства готовой продукции на крупных прядильнях капиталистического типа. Важное место в этой программе отводилось пропаганде среди крестьян улучшенного травопольного хозяйства, а также обучению во Фландрии или Пруссии русских государственных крестьян передовым приемам обработки льна.

В 1837 г. в имении Пятницкая Гора Ярославской губернии была открыта практическая школа для обучения крестьян передовым методам выращивания и обработки льна. С этой целью было выписано за счет Карновича на три года семейство искусных фламандских льноводов. Ученики принимались в школу на полгода и должны были обучаться выращиванию и обделке льна, а также полевым работам в имении Карновича. При этом крестьяне, присланные из черноземных губерний, обучались также фламандскому способу посева и уборки мака, ярового рапса и табака. Плата за продолжение обучения в следующем году не взималась. Крестьянки также принимались для обучения на полгода и учились приготовлению льна для пряжи, а также выделке пряжи. По желанию владельцев крестьяне могли дополнительно учиться один месяц и прядению на самопрялке. По окончании учебы ученики и ученицы получали аттестаты за печатью владельца имения и подписью фламандского учителя. Ученицам выдавались и образцы изготовленной ими пряжи.

Уже в первый год существования школы в нее было направлено 23 ученика из Ярославской, Вологодской, Костромской, Новгородской, Тверской, Нижегородской и Калужской губерний. В 1838 году в имение Карновича было прислано 13 мужчин и 14 женщин, в том числе 16 – из Ярославской губернии и трое прошлогодних учеников. Тем самым в России было положено успешное начало улучшениям в возделывании, обработке и прядении льна.

Но необходимо было учебное заведение, находящееся на государственном обеспечении. Карнович предложил для строительства училища свое с. Варино с трехэтажным домом и 52 десятинами пашни с 42 крестьянскими душами. Большую часть суммы на содержание школы Карнович предлагал вкладывать в ломбард на имя наиболее преуспевших учеников для выдачи им впоследствии средств при выпуске из училища. Карнович считал очень важным строгий отбор учеников, предпочтение должно было отдаваться сиротам из больших крестьянских семейств. Для реализации этого проекта правительство планировало учредить школу ручного пряденья в Ярославле. Она предназначалась для детей беднейших жителей Толчковской слободы, бывших рабочих Ярославской Большой мануфактуры. Денежные суммы были выделены и на учреждение школы в с. Великом. Однако в последний момент правительство отказалось от этих мероприятий под предлогом, что ручные прядение и ткачество с распространением механических будут вытеснены.

Идеи Карновича о внедрении механических льнопрядилен осуществились лишь в конце XIX – начале XX вв., когда высшие сорта льна приобретались местными фабриками – Гаврилов-Ямской льняной мануфактурой, Романовской и Ростовской мануфактурами, а также льнопрядильными фабриками Владимирской и Костромской губерний. Средние же и низшие сорта ярославского льна в это время шли на экспорт. «Ярославская льняная промышленность своим развитием обязана почти исключительно Е.С. Карновичу», – отмечала в 1893 г. ярославская пресса.

В работах Карновича последовательно проводилась идея равноправного участия всех сословий российского общества в подъеме производительных сил страны. Он считал, что каждый успех в промышленности, делающий производство более совершенным или более дешевым, доступным для всех классов и состояний, очень значим для общества. Обучением крестьян грамоте и передовым методам работы занимались и другие ярославские помещики-предприниматели, но им не удалось достичь таких успехов, как Карновичу. В его имении обучение грамоте и счетоводству было введено для мужчин уже в 1820 г., а для девушек – в 1844 г. Грамоте здесь учились целыми семьями, регулярно устраивались экзамены. Карнович организовал у себя школу для детей крестьян и дворовых людей, в которой обучались мальчики и девочки в возрасте от 7 до 13 лет.

Карнович стремился наладить постоянное сотрудничество между рационализаторами и учеными центральных губерний России. Он стал инициатором и организатором первой сельскохозяйственной выставки в Ярославской губернии (1837), «выставок сельских произведений», льноводческих и льнопромышленных выставок в с. Великом. С конца 1830-х гг. он организовал в своем имении ферму, хозяйство которой вели бельгийские крестьяне-арендаторы, перевезенные из Лифляндии. Это был первый в России опыт изменения крепостных отношений на арендаторские. Помещик сам обучил их передовым агрономическим навыкам. Ферма стала настоящей школой рационального хозяйства для местных крестьян и впервые на практике была доказана выгодность создания в Нечерноземной России хозяйства фермерского типа.

Карнович и ряд других рационализаторов региона, сознательно вставших на путь более тесных контактов с крестьянством, опередили свое время. Вместе с тем, именно путь убеждения в деле приобщения к процессу аграрной рационализации различных категорий сельского населения России оказался, как показала история, наиболее оправданным и экономически, и психологически, и нравственно. Важно, что этот метод базировался на силе не только личного примера, но и материальной заинтересованности: крестьяне, убедившиеся в выгодности тех или иных новаций, становились самыми убежденными их приверженцами и пропагандистами.

Ефим Степанович Карнович скончался 18 декабря 1855 года и был похоронен в своем родовом имении. К сожалению, могила его не сохранилась. Однако благодарная память о нем живет: старожилы села Великого до сих пор пересказывают воспоминания о настоящем и справедливом хозяине и неутомимом сельском труженике. Неиссякаемое трудолюбие, цепкий и практический ум, деловая хватка, предприимчивость, удивительная скромность и глубокий патриотизм – вот основные слагаемые этой личности, оказавшей заметное влияние на развитие не только помещичьих, но и крестьянских хозяйств Нечерноземной России.

Ярославль © 2019