Ляпунов Сергей Михайлович

Ляпунов Сергей Михайлович

1859 - 1924 гг.

Сергей Михайлович Ляпунов - композитор, дирижер, пианист, педагог, редактор, музыковед, фольклорист. В каждой из этих областей Ляпунов достиг значительных высот. Но его произведения долго пылились в запасниках, оставаясь неизвестными.

С.М. Ляпунов родился 18 (30) ноября 1859 года в Ярославле. Его братья в будущем - ученый математик Александр (см. Александр Михайлович Ляпунов) и ученый-филолог Борис. После смерти отца семья его переехала в Нижний Новгород, где будущий композитор начал систематические занятия по музыке в классах открытого в 1874 г. местного отделения Русского музыкального общества. В 1878 г. по рекомендации композитора Н.Г. Рубинштейна Ляпунов поступил в Московскую консерваторию. Там он учился композиции у другого композитора С.И. Танеева, а игре на фортепиано - у К. Клиндворта и П.А. Пабста, а также прошел курс истории церковного пения у профессора-протоиерея Д.В. Разумовского, одного из самых авторитетных исследователей древнерусской церковно-певческой традиции.

После окончания консерватории, по предложению композитора М.А. Балакирева (главы кружка талантливых русских композиторов «Могучей кучки»), Ляпунов переехал в Санкт-Петербург, где под руководством Балакирева вскоре написал свою Первую симфонию. Тогда же состоялось его знакомство с основателем отечественной музыкологии - теоретиком и музыкальным критиком В.В. Стасовым.

Сергей Ляпунов, наряду с Антоном Аренским, Александром Глазуновым, Василием Калинниковым и Сергеем Рахманиновым, принадлежит к композиторам позднего русского романтизма, промежуточным по времени между представителями «Могучей кучки» и композиторами нового стиля (такими как Игорь Стравинский и Сергей Прокофьев). Ранние сочинения Ляпунова испытывают влияние Балакирева, в более поздних проявляется самобытный стиль композитора, нередко использовавшего в творчестве народную музыку. Высококлассный пианист, Ляпунов создал многочисленные сочинения для фортепиано высокой сложности, среди которых наиболее известны Двенадцать этюдов высшего мастерства, посвященных памяти Ференца Листа.

1880-е годы - время формирования взглядов Ляпунова на церковную музыку. Немалую роль в этом сыграло его тесное общение с М.А. Балакиревым и Н.А. Римским-Корсаковым, которые тогда служили в Придворной Певческой Капелле. На протяжении многих лет он изучал труды по истории и теории церковной музыки, исследовал произведения духовной музыки.

Ляпунов Сергей Михайлович

По рекомендации Балакирева, с 1894 по 1902 гг. Ляпунов занимал пост Помощника Управляющего Придворной Певческой Капеллой (вместо вышедшего в отставку Н.А. Римского-Корсакова). В области искусства хорового пения своей главной задачей он считал продолжение творческого дела Балакирева и Римского-Корсакова. С.М. Ляпунов - один из тех, кто оказал заметное влияние на развитие богослужебного пения в России.

Он способствовал значительному развитию хорового и регентского дела в России, что особенно ярко проявилось в период его службы в Капелле. Занимаясь вопросами духовно-музыкальной цензуры, композитор оказал заметное влияние на формирование ценностных ориентаций в церковно-певческой культуре. Однако вершиной музыкально-педагогической деятельности С.М. Ляпунова стала его работа в Петербургской-Петроградской консерватории, куда в 1910 г. он был приглашен на должность профессора по классу фортепиано.

Ляпунов Сергей Михайлович

После революции 1917 года вся страна жила тяжело. Трудно живет в это время и большая семья Ляпуновых. Нет средств к существованию, по нескольку месяцев не выплачивается жалование, нечем обогреть комнаты, иногда просто нечего есть. Но никто не впадает в уныние и не отчаивается. «Все мы перебиваемся по мере возможности так, как позволяют нам условия жизни, - пишет С.М. Ляпунов брату Борису. - Последнее время часто сидим без хлеба, которого не выдают даже положенное по карточкам количество. Но пока все здоровы, все по горло заняты и делом, и не делом, а разными хлопотами, и живем, не замечая времени».

В 1919 году, получив должность в одной из церквей, Ляпунов начал серьезно заниматься постановкой церковного пения при богослужении силами представителей консерватории. Эта мысль была высказана им на очередном приходском собрании, где получила всеобщую поддержку. Избрание его церковным старостой привело к провокационным выпадам в его адрес со стороны лиц ранее руководивших церковью. Дело чуть было не закончилось отставкой Ляпунова от службы в консерватории. Однако он был поддержан Малым советом, огражден от клеветы и приступил к исполнению своих обязанностей старосты храма.

В 1920–1921 гг. все субботние вечера и воскресные утра Ляпунов занят в церкви. Он собирает приходские собрания, решает насущные вопросы жизни прихода, хлопочет об организации постоянного клиросного хора.

Вероятно, в связи с деятельностью С.М. Ляпунова в консерваторском храме, ему также была поручена разработка курса по изучению древнерусской культовой музыки в консерватории. Отмечая большую художественно-историческую ценность памятников русского церковно-музыкального творчества, Ляпунов указывал на необходимость их использования при изучении теории композиции (сочинения музыки). Благодаря его стараниям, был учрежден класс изучения русского церковного пения, руководство которым было поручено С.М. Ляпунову. Он разработал программу курса. Его основной целью было пробуждение интереса молодых композиторов к церковной музыке и вдохновение их на создание новых духовно-музыкальных сочинений на основе древних распевов. Знакомство с древнерусским церковно-певческим искусством было без сомнения полезно для начинающих композиторов и должно было обогатить современную духовную музыку, переживавшую в начале XX века пору нового расцвета.

Однако начавшаяся в эти годы борьба с Церковью на многие десятилетия оборвала многовековую духовно-певческую традицию России, превратив изучение церковной музыки и создание новых ее образцов в дело почти невозможное и противозаконное.

Пребывание С.М. Ляпунова на посту старосты консерваторской церкви в 1919–1922 годы, его работа над курсом по изучению памятников древнерусского духовно-музыкального творчества и занятия по этой программе со студентами в то сложное время является истинным подвижничеством. Он не хочет и не может поверить, что дело, которому он посвятил всю свою жизнь, увы, уже обречено на гибель...

По всей России насильственно закрываются храмы, церковные ценности реквизируются, священнослужители и прихожане подвергаются расправам, часто даже без всякого суда и следствия...

Декрет ВЦИК об изъятии церковных ценностей от 23 февраля 1922 г. ознаменовал собой отход от линии возможного компромисса Церкви и власти. Акции по изъятию ценностей в церквях Петрограда часто сопровождались народными волнениями. При появлении комиссии били в набат, призывая верующих оказать сопротивление.

В консерваторию полномочные представители воинствующего безбожия явились 25 февраля 1922 года, уже на третий день после издания декрета. С.М. Ляпунов - староста храма - отказался выдать им ключи. Тем не менее, акция по изъятию была проведена, помещение церкви опечатано, службы прекращены. Все хлопоты консерваторской профессуры и студенчества об открытии храма и возобновлении богослужения остались безрезультатными. Ляпунова вызвали в ВЧК (Всероссийская чрезвычайная комиссия) и завели на него уголовное дело по обвинению в «оказании сопротивления властям». Вместе с ним по этому же обвинению был арестован и настоятель храма при консерватории священник Анатолий Михайлович Толстопятов. Материалы по расследованию позже присоединили к так называемому «Делу петроградских церковников», по которому в качестве обвиняемых проходило 96 человек, а в качестве свидетелей - 43 человека.

В субботу 10 июня 1922 года в Большом зале бывшего Дворянского собрания (ныне Большой зал Филармонии) началось слушание дела. Председатель Трибунала - 22-летний бывший студент Яковченко, члены: его ровесник - Семенов, также бывший студент, и Каузов - бывший помощник судового механика. В числе общественных обвинителей: Смирнов - бывший подмастерье булочника; Красиков - бывший петроградский присяжный поверенный, Драницын - бывший преподаватель истории в институте благородных девиц и Крастин (Крастиньш) - латышский стрелок.

Очевидец процесса так описывает допрос подсудимых по делу об изъятии ценностей из церкви консерватории:
Допрашиваются подсудимые: священник Толстопятов, бывший морской офицер, и ктитор (староста) церкви профессор по классу фортепиано Ляпунов. Они протестовали против опечатания церкви, причем Ляпунов призывал на голову комиссии «кару Божию». На суде они показали, что ключи от церкви не были отданы комиссии, потому что она не представила соответствующего мандата на это, и их протест вызван был лишь недостаточной выясненностью формальной стороны дела. По формальным же соображениям Ляпунов отказался подписать акт об изъятии.

Дочь Сергея Михайловича записала в своем дневнике следующее: «Вчера допрашивали папу. Подробно он не рассказывал. Старались запутать, как и многих других. Он отвечал громко, твердо и определенно, и даже накричал на них больше, чем они на него».

В Отделе рукописей Российской национальной библиотеке, в фонде Ляпунова, хранится автограф хоровой партитуры гимна «Богородице, Дево, радуйся» для четырехголосного смешанного хора, написанного Сергеем Михайловичем прямо в зале суда, во время процесса, о чем свидетельствует его личная подпись: «20 Июня 1922 года. Сочинено во время заседания Ревтрибунала. С. Ляпунов». Это редкий случай музыкального исповедания несокрушимой веры перед гонителями Христовой Церкви!

Пьеса эта, небольшая по масштабам особо ценна как отпечаток душевного состояния композитора в тяжелейшие часы его жизни. Здесь нет отчаяния или уныния. В этом сочинении отразились чистота души и внутренний покой его автора, его убеждений и веры. И только случайный пропуск Ляпуновым двух кратких фрагментов текста, вероятно, выпавших из его памяти от волнения, напоминает нам о тяжелейших испытаниях, перенесенных композитором во время создания этого произведения.

После двух с половиной месяцев следствия и почти месяца громких судебных разбирательств обвиняемым предоставили «последнее слово». По свидетельству дочери, А.С. Ляпуновой, Сергей Михайлович сказал коротко: «Меня знает не только Европа, но и Америка, так что, кто я - мне говорить не приходится. Протокол [акта об изъятии] не подписал из принципа, ключей [от храма] не выдал, так как имел на то право. С постановлением трибунала буду согласен». По этому делу десять человек приговорили к расстрелу, многих лишили свободы на сроки от 6 месяцев до 5 лет, некоторых приговорили к принудительным работам. Ляпунов был осужден на шесть месяцев лишения свободы условно.

Несмотря на кажущуюся мягкость приговора, дальнейшая жизнь композитора с этого момента резко изменилась. Его сочинения перестали издавать и исполнять, продолжать работу в советской консерватории ему было запрещено. В сентябре 1923 г. Ляпунов вынужден был уехать за границу, чтобы сольными концертами зарабатывать средства на существование своей многочисленной семьи. В Париже он стал руководителем музыкальной школы для эмигрантов и выступал с концертами как дирижер. Но здоровье его было серьезно подорвано, и через год, 8 ноября 1924 года, накануне объявленного концерта из его сочинений, композитор скончался.

Похороны С.М. Ляпунова состоялись по православному чину. Гроб с телом был перенесен в парижский собор святого благоверного князя Александра Невского. Местом упокоения композитора стало парижское кладбище, где нашли свой последний приют много русских людей. Его могила находится в нескольких метрах от первоначального захоронения Ф.И. Шаляпина. На скромной надгробной плите высечены большой восьмиконечный крест и надпись:

Serge LIAPOUNOFF
1859 - 1924

Ярославль © 2019