Мусин-Пушкин Алексей Иванович

Мусин-Пушкин Алексей Иванович

1744 - 1817 гг.

Мусин-Пушкин Алексей Иванович - граф, русский государственный деятель, историк, археограф, коллекционер, издатель, владелец одной из самых знаменитых в России библиотек. Похоронен в усадьбе Иловна Мологского уезда Ярославской губернии (ныне затоплена Рыбинским водохранилищем).

Представитель дворянского рода Мусиных-Пушкиных, сын гвардии капитана Ивана Яковлевича Мусина-Пушкина (1710—1799) и жены его Натальи Михайловны. Алексей Иванович был женат с 1781 года на княжне Екатерине Алексеевне, дочери князя Алексея Никитича Волконского. Подобно своему мужу, графиня была женщиной очень образованной и много читающей, к книгам относилась бережно и любовно. В браке родились восемь детей: три сына и пять дочерей.

Алексей Мусин-Пушкин окончил артиллерийское училище и служил адъютантом при Григории Орлове. С отставкой Орлова ушел со службы в 1772 году и в том же году отправился путешествовать по Европе, побывав в Германии, Франции, Голландии, Италии, Швейцарии, Англии. По возвращении в Россию в 1775 году был пожалован чином церемониймейстера. Достигнув высших чинов и устав от придворной шумихи, Алексей Иванович поселился в родном городе, на Разгуляе в Москве, в собственном трехэтажном особняке с садом, через который протекала быстрая речка Чечера. Московское предание приписывает этот дом сподвижнику Петра колдуну Брюсу, который занимался черной магией в Сухаревой башне.

Знатный вельможа всецело предался любимому делу. «Изучение отечественной истории, - признавался он, - с самых юных лет моих было одно из главных моих упражнений. Чем более встречал я трудностей в исследовании исторических древностей, тем более усугублялось мое желание найти сокрытые оных источники, и в течение многих лет успел я немалыми трудами и великим иждивением собрать весьма редкие летописи и сочинения».

В 1791 году им была приобретена часть архива П.Н. Крекшина. Там оказались интереснейшие документы царствования Петра I, в том числе и часть собственноручных его записок, а также древнерусские манускрипты - летопись князя Кривоборского, летопись патриарха Никона, правленная им собственноручно, летопись с примечаниями В.Н. Татищева, Книга «Большому Чертежу Московского государства» (автор неизвестен). Позднее А.И. Мусину-Пушкину наследники Крекшина передали еще одно собрание документов, среди которых исследователем был обнаружен «Летописец российский преподобного Нестора древлеписьменной на пергамине». Эта летопись вошла в историю под названием Лаврентьевской летописи.

Случайно попавшие к Мусину-Пушкину ценнейшие документы сделали коллекцию документов и имя графа известными в кругу исследователей. Императрица Екатерина II, ознакомившись с собранием Мусина-Пушкина, подарила собирателю несколько старинных книг и рукописей. Она назначила Алексея Ивановича указом летом 1791 года обер-прокурором Синода и повелела собирать в Синоде древние рукописи и старопечатные книги из всех церквей и монастырей России. Во все епархии разослали предписание, обязывавшее присылать старинные бумаги, и уже в первый год было получено до ста рукописей. Мусин-Пушкин получил неограниченные возможности для исторических занятий. Часть поступлений впоследствии оказалась в личном собрании Мусина-Пушкина.

К 1793 году у Мусина-Пушкина было более 1700 рукописей. В его коллекции позже появились рукописи из собрания протоиерея П.А. Алексеева, археолога, историка и палеографа А.Н. Оленина, графа Г.И. Головкина, астраханского архиепископа Никифора, рукописей из коллекции Иоиля Быковского. Несколько рукописных своих сочинений подарил ему поэт Гавриил Державин. Большую коллекцию ростовских и ярославских древних рукописей и иных древностей Мусин-Пушкин получил от архиепископа Арсения (Верещагина) с 1787 года возглавлявшего Ярославскую епархию.

Среди старинных документов было обнаружено «Слово о походе Игоревом, Игоря, сына Святославова, внука Олегова», известное нам как «Слово о полку Игореве». Со слов самого Мусина-Пушкина, он приобрел рукопись у бывшего настоятеля упраздненного к тому времени Спасо-Преображенского монастыря в Ярославле архимандрита Иоиля (Быковского) в конце 1780-х годов. Исследователи действительно обнаружили в описях ярославского монастыря упоминание о хронографе «в лист», а именно так выглядела основная часть рукописи, по словам очевидцев. Как известно, коллекция Мусина-Пушкина вместе с подлинником «Слова» сгорела в московском пожаре 1812 года. И поскольку данный хронограф был помечен как уничтоженный, то версия о Спасо-Ярославском происхождении была основной. Но в 90-х хронограф неожиданно нашелся в фондах Ярославского музея-заповедника и никакого «Слова» в нем не было. Согласно последним исследованиям, более вероятной считается версия о том, что Мусин-Пушкин, будучи обер-прокурором Синода, получил сборник, содержавший «Слово», из библиотеки Кирилло-Белозерского монастыря зимой 1791—1792 года.

Находка и публикация этого бесценного памятника древнерусской литературы принесли Мусину-Пушкину мировую известность. Именно он при помощи ученых коллег подготовил первое издание «Слова». По словам очевидцев, рукопись относилась к XVI веку, была писана скорописью без разделения слов, с использованием надстрочных букв, содержала ошибки и описки. Мусин-Пушкин разобрал манускрипт, ввел разделение слов, заглавные буквы и так далее. Благодаря его кропотливой работе удивительный памятник древнерусской литературы дошел до наших дней и понятен нам. На сегодняшний день сохранилось два полных воспроизведения текста «Слова». Первое издание 1800 года, подготовленное самим графом, и снятая для императрицы в 1795 копия, известная как «Екатерининская копия». Она была издана академиком Пекарским в 1864 году.

Мусин-Пушкин Алексей Иванович

Страница первого издания «Слова о полку Игореве»

Особое место в рукописном собрании Мусина-Пушкина занимали черновые бумаги выдающихся людей. Первыми стали бумаги Екатерины II, подаренные Мусину-Пушкину самой императрицей: черновики к «Запискам касательно Российской истории», а также бумаги к новому Уложению. Впоследствии к ним добавились бумаги митрополитов Димитрия Ростовского, Самуила Киевского, Гавриила Новгородского, Арсения Ростовского (Верещагина), книги и личные архивы А.А. Барсова и И.Н. Болтина. Кроме рукописей и старопечатных книг, в коллекции Мусина-Пушкина были обширные собрания отечественных и «чужестранных» монет и медалей, а также картины.

В 1797 году Алексей Иванович вышел в отставку и навсегда поселился в Москве, куда перевез и свою богатейшую коллекцию. Мусин-Пушкин охотно предоставлял рукописи для работы Н.М. Карамзину, И.Н. Болтину, Н.Н. Бантыш-Каменскому, чешскому исследователю Йозефу Добровскому. Мусин-Пушкин также опубликовал несколько ценных рукописей из своего собрания.

В 1807 году друг Мусина-Пушкина Н.Н. Бантыш-Каменский убедил его пожертвовать коллекцию в Московский архив Коллегии иностранных дел (МАКИД). Но Алексей Иванович не успел этого сделать. Вся его коллекция погибла в пожаре 1812 года. Сохранилось лишь около двадцати рукописей некогда громадного древлехранилища, которые в 1812 году по счастливой случайности находились или у других исследователей, или в ярославском имении коллекционера, или были подарены Александру I и великой княжне Елене Павловне. В частности, уцелели Летопись Кривоборского и Лаврентьевский список Несторовой летописи, требник XIV века.

Гибель древлехранилища Мусин-Пушкин очень тяжело переживал. Страсть к собирательству побудила его снова приняться за поиски. Однако на этот раз он сумел собрать немного. Во время пожара погиб и его личный архив, в том числе записи, которые он ежедневно вел с 1772 года. Картинная галерея и серебро были заблаговременно вывезены и сохранились у дочери.

А.И. Мусин-Пушкин скончался 1 февраля 1817 года на 73 году жизни в Москве. Останки его были перенесены для погребения преданными ему крестьянами на руках до усадьбы Иловны (имение недалеко от Рыбинска Мологского уезда Ярославской губурнии, ныне затоплена Рыбинским водохранилищем).

В 1866 году в Чертковскую библиотеку Москвы была пожертвована коллекция рукописей, собранных А.И. Мусиным-Пушкиным в 1813—1817 годах.

Ярославль © 2019