Шереметевы

Шереметевы - один из виднейших боярских родов царства Русского, к которому принадлежал фельдмаршал Борис Петрович Шереметев, первым в России пожалованный (в 1706) титулом графа.

Шереметевы

Борис Петрович Шереметев

В XVII—XIX веках из рода Шереметевых вышло много бояр, воевод, наместников, как в силу личных заслуг, так и по родству с царствующей династией. Первым русским фельдмаршалом за победы в Северной войне стал Борис Петрович Шереметев (1652-1719), которому в 1706 году Петр I пожаловал графский титул и две ярославские вотчины - Вощажниковскую и Юхотскую «с четырьмя селами (Большое село, Новое, Покровское и Николокормское), шестью погостами и 432 деревнями».

Его сын Петр Шереметев (1713-1788) рос и учился вместе с будущим императором Петром II. Императоры, начиная с Екатерины I и до Екатерины II, последовательно повышали Шереметева в званиях от подпоручика до генерала-адъютанта. Но в 1768 году он вышел в отставку. В 1776 году Петра Борисовича избрали в начальники Уланского московского корпуса дворовых и господских людей, в 1780 году – в московские губернские предводители дворянства.

Шереметевы

Петр Борисович Шереметев

В отличие от отца Петр Шереметев не имел способностей ни к военной, ни к гражданской службе. За все время службы он составил лишь «Устав о должностях и преимуществах обер-камергера». Будучи владельцем более 140 тысяч душ крестьян, он отнюдь не обременял себя службой, а жил в свое удовольствие. Любил чудачества, искусство, роскошный образ жизни и богатство. Выписывал из-за границы различные политические и философские сочинения. В 1770-х годах издал переписку своего отца с Петром I. У него были лучшие в России театр и оркестр. Продолжил дело своего отца в коллекционировании в шереметевской усадьбе Кусково картинной галереи портретов, которую считали лучшей в России XVIII века.

Был женат c 28 января 1743 года на княжне Варваре Алексеевне Черкасской (1711—1767), единственной дочери канцлера Российской империи, князя Алексея Михайловича Черкасского и княжны Марьи Юрьевны Трубецкой. В результате женитьбы ему досталось богатое приданое, давшее начало колоссальному шереметевскому состоянию. В браке родились 6 детей, один из которых - Николай (1751—1809).

Петр Борисович Шереметев основал балетную и живописную школы, крепостной театр, построил знаменитые усадьбы в Кусково и Останкино и начал возводить на своих землях храмы. В старинном селе Покровском, что в Юхотской волости (ныне Большесельский район Ярославской области), в двадцати верстах от Углича, стараниями Пет­ра Борисовича появилась уникальная по архитектуре церковь. Церковь стала называться Покровской. В течение многих десятилетий она процветала, не оставляемая без попечения потомками Петра Борисовича Шереметева.

Шереметевы выгодно использовали в экономическом плане Юхотский край. Торговлю и промышленность они развивали в Угличе, Рыбной слободе (ныне Рыбинск), Ярославле, селах Вощажниково, Большое, Новое, Никольское на реке Молокше, Покровское и ряде других. Развивали писчебумажные, кожевенные и свечные предприятия.

В Юхотской волости при Николае Петровиче (внук Бориса Петровича, сын Петра Борисовича) во второй половине 18 века находились лесопильные заводы Шереметевых. Был здесь и свой кирпичный завод. На средства Николая Петровича Шереметева построен церковный ансамбль в селе Вощажниково, где приложили руку крепостные архитекторы и художники графа. В селе Новом Большесельского района сохранились здания шереметевской вотчинной конторы и богадельни.

Шереметевы

Николай Петрович Шереметев

В 1786 году приказчиком графа Шереметева Иваном Григорьевичем Тороповым в Ярославле был построен каменный двухэтажный дом для остановок сиятельной четы во время посещения ими Юхотской волости. Он принадлежал Шереметевым 25 лет - с 1786 по 1811 годы. Дом этот и сейчас стоит на улице Свободы. В нем останавливались граф Николай Петрович с Прасковьей Жемчуговой (актриса, жена Николая Петровича). В краеведческой литературе сохранились свидетельства посещения супругами Шереметевыми Ярославской губернии в конце XVIII – начале XIX века.

18 век был веком крепостных театров графов Шереметевых. Наибольшее развитие он получил при Николае Петровиче Шереметеве. Именно в этом театре блистала наша землячка Прасковья Жемчугова. Николай Шереметев в одном из писем признался: «Не женюсь ни на ком, кроме нее». Открыто заявить о намерении жениться на крепостной актрисе в «просвещенном галантном веке» было невозможно. Но жизнь оказалась мудрее.

Шереметевы

Прасковья Жемчугова-Шереметева

Впервые они встретились, когда Прасковье было 8 лет. Девочку взяли в усадьбу Кусково, чтобы она пением забавляла престарелую княгиню Марфу Долгорукую, состоявшую у Шереметевых в благородных приживалках. Прасковья к 12 годам хорошо говорила по-французски и по-итальянски, играла на арфе, гитаре, клавесине и знала правила этикета. Но по-прежнему оставалась крепостной.

В 1773 году после четырехлетнего путешествия по Европе граф Николай Петрович вернулся в Россию и посетил Кусково. Управляющий крепостным театром представил ему молодых талантливых воспитанниц. Среди них граф впервые увидел юную и прекрасную Прасковью Ковалеву, которая вскоре получила новую фамилию, отображающие ее качества и красоту - Жемчугова. Впечатление его было незабываемым: «Если бы ангел сошел с небес, если гром и молния ударили разом, я был бы менее поражен» - написал он в одном из писем. Любовь с первого взгляда стала единственной в его жизни. Завидный жених с громадным богатым наследством (200 тысяч крепостных и многочисленные имения чуть ли не в миллион десятин земли) думал только о Прасковье.

Родственники пытались объявить его сумасшедшим. Остальные прекратили с ним почти всякое общение. Привыкший блистать в обществе, граф в глазах своей ровни оказался персоной нон-грата, изгоем. На нервной почве Николай переболел горячкой, но намерения своего не оставил. Император Павел I оценил талант Прасковьи, но разрешения на брак с простолюдинкой не дал. Тогда Николай, заплатив стряпчему баснословные деньги, поручил выправить Прасковье фальшивые документы - якобы она потомок польского шляхтича Якуба Ковалевского, взятого русскими в плен еще в 1667 г.

От переживаний у Прасковьи открылся туберкулез. Граф делал все, чтобы помочь больной возлюбленной. Выписывал иностранных лекарей. Все безрезультатно. Но Николай не предал свою любовь. Более того - подписал вольную не только Прасковье, но и всей ее семье Ковалевых. Подоспели и «шляхетские» документы. В 1801 году на престол взошел Александр I, давший согласие на венчание Николая Петровича и Прасковьи, поскольку по документам она значилась дочерью разорившегося аристократа. Но Николай, не дожидаясь царского вердикта, тайно венчался с Прасковьей в московском храме Симеона Столпника.

Смертельно больная, Прасковья все-таки подарила любимому сына Дмитрия. Через три недели она умерла. Граф все это время находился у постели большой жены. Пережив жену на 6 лет, Николай добился у императора признания Дмитрия законным наследником и передал ему фамильный девиз: «Бог сохраняет все».

Прасковья Жемчугова-Шереметева умерла 23 февраля 1803 года, ей было тридцать пять лет. Граф Шереметев известил высший петербургский свет о дне, месте и часе похорон, но на похороны никто не пришел. Когда Шереметев выходил из усыпальницы, он от горя впал в беспамятство. Лишь через несколько дней граф пришел в себя. Скоро по велению Шереметева здесь поставили памятник из розового мрамора, в надписи на котором Прасковья впервые названа супругой. Французские строки гласили:

Мне чудится, возле обители старой
Витает любимая тень
К ней сердцем стремлюсь, но она ускользает,
Печально венчая мой день...

Рядом с Борисоглебским монастырем в Ярославской области находится старинная усадьба Шереметевых Вощажниково. А в двух километрах от графской вотчины - небольшое село Уславцево. Предполагают, что именно здесь повстречались будущая актриса кусковского театра Прасковья Жемчугова с графом Николаем Петровичем Шереметевым. В благодарение Богу за посланную любовь в 1805 году по его заказу в селе была построена церковь Богоявления. А часовня, которая была возведена графом в память о той встрече, пару десятков лет назад была снесена по неосторожности подвыпившим трактористом. Но в памяти народа сохранилась песня «Вечор поздно из лесочка», повествующая о встрече крепостной с барином. Авторство этой песни приписывают Прасковье Жемчуговой...

Граф Николай Петрович Шереметев после смерти Прасковьи сторонился светской жизни. Последним воплощенным проектом графа, который они с Прасковьей обсуждали при ее жизни, стал Странноприимный дом для «всякого звания неимущих и увечных» и больница на 50 человек, открытые в Москве на Сухаревой площади уже через год после смерти самого Н.П. Шереметева (сейчас в нем находится больница имени Склифосовского).

Граф пережил супругу всего на шесть лет. Последние годы он провел в Петербурге, в Фонтанном доме. 1 января 1809 года Николай Петрович в возрасте 57 лет скончался. «В жизни у меня было все. Слава, богатство, роскошь. Но ни в чем этом не нашел я упокоения. Помни же, что жизнь быстротечна, и лишь благие дела сможем мы взять с собой за двери гроба» - сказано в его завещании сыну.

Благотворитель и меценат Николай Петрович Шереметев получил от Сената золотую медаль за щедрую и бескорыстную помощь бедным. А между тем сам он был крайне скромен в оценке собственных заслуг и равнодушно относился к придворным званиям, называя себя «простым добрым человеком».

Сын Николая Петровича и Прасковьи Дмитрий, когда вырос, выполнил волю отца и содержал Странноприимный дом, церкви, монастыри, Петербургский университет, гимназии и приюты. В любви повторил судьбу отца, рано потеряв любимую жену.

Шереметевы

Дмитрий Николаевич Шереметев

Дмитрий Николаевич умер 12 сентября 1871 года, ступил на порог кабинета и упал. Ему было 68 лет.

На родине Прасковьи В Большесельском районе в деревне Березино до сих пор растет липа, посаженная девочкой во время отъезда из дома. В Большом Селе была создана экспозиция в историко-художественном музее, посвященная Ковалевой-Жемчуговой-Шереметевой. Был создан Шереметев-центр.

Знатный и богатый род, добившийся славы и признания. Но не все меряется деньгами. Человеческие чувства, преданность, судьбу и уважение не купишь ни за какие богатства.

Ярославль © 2020