Сухово-Кобылин Александр Васильевич

Сухово-Кобылин Александр Васильевич

1817 - 1903 гг.

Александр Васильевич Сухово-Кобылин родился в Москве 17(29) сентября 1817 года в старинной богатой дворянской семье. Этот дворянский род владел землями в Московской, Тульской, Калужской, Владимирской и Ярославской губерниях. Родовое поместье Сухово-Кобылиных находилось в Тульской губернии. Ярославские имения были в Угличском, Мышкинском и Мологском уездах. В Мологском уезде на 1861 год Сухово-Кобылиным принадлежали села Новое и Колегаево, а также восемь деревень с 393 душами мужского населения и 1564 десятинами земли. Ныне это Некоузский район Ярославской области. Драматург Александр Васильевич был последним владельцем этих земель рода Сухово-Кобылиных.

Получив прекрасное домашнее образование, он поступил на физико-математическое отделение философского факультета Московского Императорского университета, которое окончил в 1838 году. Под влиянием своего друга детства А.И. Герцена Сухово-Кобылин увлекся философией, которую всегда считал своим истинным призванием.

С отличием окончив университет, он продолжает образование в Гейдельбергском и Берлинском университетах. Там он изучал философию и право. В своем основном философском сочинении «Учение Всемира» он развил представление об абсолютной идее как основе мира. «Абсолютный Всемир» есть органическое единство трех ступеней, тело которого - бесконечная Вселенная, центр - бог, радиус - человечество. История человечества идет, по его мнению, через три этапа: этап земного человечества; этап солярного (солнечного) человечества, сопровождающийся выходом в солнечную систему; этап сидерического (звездного) человечества. Вырвавшись к звездам, человечество будет расселяться в Космосе и, рано или поздно освободившись от телесности, станет всемирно воплощенным Разумом. Будущее человечества на Земле - это всемирное государство, которое возглавит наиболее умная, гуманная и сильная раса, способная обеспечить всеобщий мир и братство. Так идеально представлял себе далекое будущее наш знаменитый земляк Сухово-Кобылин.

Возвратившись в Россию в 1842 году, он поступает в канцелярию Московского гражданского губернатора, где прослужив восемь лет, выходит в отставку в чине титулярного советника.

По натуре своей Александр Васильевич - деятельный и предприимчивый. Он успешно управляет своими имениями, в Англии закупает машины для сельскохозяйственных работ. Лично сажает леса, преображая местность имений. Построил заводы: спиртоочистительный, винокуренный, свеклосахарный, шампанских вин. Разводит чистокровных рысаков, сам участвует в заездах. 12 июня 1843 года в первой скачке для благородных ездоков на ипподроме Московского скакового общества даже завоевывал первый приз.

Но в обществе его недолюбливают как человека надменного, дерзкого, часто жестокого. Его острого слова побаиваются. Дважды он неудачно женится.

Не думал Сухово-Кобылин стать писателем, но обратиться к литературной деятельности его заставили семь лет нахождения под следствием.

Путешествуя по Европе, в Париже 24-летний Александр знакомится с 22-летней парижской модисткой Луизой Симон-Деманш. Девушка была настоящей белокурой голубоглазой красавицей. Вспыхнул роман, который продолжался восемь лет. Сухово-Кобылин открывает в Москве для Луизы винный магазин и предоставляет для торгового оборота капитал в 60 тысяч рублей ассигнациями. Красавица-француженка становится московской купчихой. А потом Александр охладел к Луизе, очарованный светской львицей Надеждой Нарышкиной.

Осенью 1850 г. недалеко от Ваганьковского кладбища нашли труп Луизы. Александра Сухово-Кобылина обвиняют в убийстве его гражданской жены. В ходе следствия его дважды арестовывают, несколько месяцев он провел в тюрьме. За прекращение дела с него требовали взятку в 50 тысяч рублей. Произвол и беззаконие, бюрократизм и следственная волокита тянулись семь лет и прекратились только после вмешательства императора. К следствию по делу привлекли не только Александра Васильевича, но и его крепостных, бывших в услужении у Симон-Деманш. Кто убил Луизу - осталось загадкой. В 1857 закончилось следствие по делу об убийстве Симон-Деманш оправданием всех обвиняемых.

Переживания, связанные с чиновничьим произволом и судебным процессом, возмущение несправедливым обвинением отразились в его знаменитой сатирической трилогии (три пьесы, объединенные общими героями): «Свадьба Кречинского» (1854), «Дело» (1861) и «Смерть Тарелкина» (1869).

В 1854 в тюрьме им написана создавшая ему славу драматурга комедия «Свадьба Кречинского», которую он задумал и начал во время заграничного путешествия. «Свадьба Кречинского» впервые была поставлена в 1855 г. на сцене московского Малого театра, а в следующем году была напечатана в «Современнике». У публики пьеса имела большой успех. Критика же недооценила эту замечательную комедию.

Через 40 лет после первой постановки, корреспондент «Нового времени» Амфитеатров написал: «Замечательное впечатление свежести и жизненности производит комедия А.В. Сухово-Кобылина». И пророчески добавил: «... и Расплюев и Кречинский не умрут на сцене, пока они не умрут в жизни. Этого же долго ждать...» Такие пороки, как авантюризм, жажда легкой наживы, холодный расчет и безнаказанность у многих остались и в 21 веке.

Материалом для пьес драматурга служил не только жизненный опыт, но и реалии Ярославской губернии. Одно из родовых имений Сухово-Кобылина - село Новое - находилось в Мологском уезде Ярославской губернии (ныне с. Новое Некоузского р-на). Он часто бывал в имении и, по свидетельству современников, хорошо знал подробности местного помещичьего быта. Установлено, что водевильный сюжет «Свадьбы Кречинского» заимствован драматургом из ярославской жизни. По свидетельству В.А. Гиляровского, «именно в Ярославском крае Сухово-Кобылин познакомился с людьми, черты характера которых он передал своим героям Муромскому, Кречинскому и Расплюеву». Об этом свидетельствует и прямое авторское указание на происхождение Муромского, одного из главных персонажей пьесы («зажиточный ярославский помещик, деревенский житель»). Даже отдельные фразы героев комедии указывают на связь с Ярославской землей, неслучайно Муромский бросает реплику: «Попробовали бы Вы похозяйничать у нас в Ярославской губернии, так другое бы заговорили. У нас агрономия нужна, без агрономии ничего не сделаешь...». Однако исторически локальный материал под пером драматурга приобретал вневременное значение.

В 1858 году он уезжает за границу. В России бывает наездами, навещает любимую Москву и свои имения, в том числе и Мологские, где часто бывал.

Сухово-Кобылин Александр Васильевич

Село Новое Мологского уезда Ярославской губернии Александр Васильевич в 1871 году продает. Но в этом же году Сухово-Кобылин по совету К.Д. Ушинского устроил там в барской усадьбе учительскую семинарию, существовавшую до 1914 года и выпустившую сотни учителей. Ее выпускники во многом способствовали развитию народного образования в нашем крае. После пожара семинария переведена в Углич, ныне это Угличский педагогический колледж.

О селе Колегаево в 1896 году Александр Васильевич пишет из Франции племяннику: «Моя последняя просьба - не оставляй Луизу (дочь). Помоги ей продать Колегаево...» Мологские имения были последними владениями Сухово-Кобылина на Ярославской земле.

Сегодня мы знаем Александра Васильевича Сухово-Кобылина прежде всего как классика русской драматургии. Отошли на второй план его блестящие переводы Гегеля. Исследована лишь небольшая часть трудов его как философа («Учение Всемир»). Но по сей день идут на сценах страны пьесы его трилогии. В своей трилогии драматург обличает произвол и беззаконие самодержавного строя России. Его пьесы подвергались жестоким гонениям и запретам. С глубокой горечью он восклицает: «Какая волокита прожить 75 лет на свете и не успеть провести трех пьес на сцену! Каков ужас надеть пожизненный намордник на человека, которому дана способность говорить!»

Сидя в тюрьме, он разработал в форме пьесы для театра ходивший в московском обществе рассказ об известном тогда светском шулере, получившего у ростовщика большую сумму под залог фальшивого солитера (бриллианта). Герои пьесы получились настолько яркими, что сделали мелкий анекдот основанием одной из самых сценичных пьес русского репертуара. «Свадьба Кречинского» выдержана в правилах ложноклассического триединства (события происходят в течение одного дня, и развиваются так, чтобы результаты поступков действующих лиц сразу были ясны зрителям). Но в этих нереальных рамках автор достиг полной психологической правды психологической. Главный герой Кречинский - очень даровитая натура, его увлекают не столько корысть (жажда денег), сколько артистизм аферы и широкие перспективы будущих шулерских подвигов. Многие словечки пьесы вошли в обиходную речь («была игра», «сорвалось», «это настоящий маг и волшебник», «он перед ним мальчишка и щенок» и другие).

С лучшими образцами русской драматургии «Свадьбу Кречинского» сближает сочный, меткий, афористичный язык пьесы. Крылатые словечки персонажей комедии прочно вошли в нашу разговорную речь.

В продолжение комедии «Свадьба Кречинского» А. В. Сухово-Кобылин пишет драму «Дело» (1861), в которой резко обличает чиновничий мир. Эта вторая часть трилогии написана спустя семь лет после постановки «Свадьбы Кречинского». «Автор писал: «Дело» - это моя месть. Я отмстил своим врагам. Я ненавижу чиновников».

Сухово-Кобылин и пятеро его крепостных из-за корыстолюбия судебных и полицейских властей, требовавших у богатого дворянина взятку, были накануне каторги. Только огромные связи и еще больше огромные денежные «дачи» освободили молодого помещика и его слуг от незаслуженного наказания. Лично пережитое он и старался изобразить в «Деле». Отсюда слишком мрачная окраска пьесы, производящей впечатление недостаточно художественного и крайне озлобленного шаржа: «Суды ваши - Пилатова расправа. Судопроизводство ваше - хуже Иудейского! Судейцы ваши ведут уже не торг - это были счастливые времена - а разбой!» Пьеса была запрещена цензурой к постановке из-за резко отрицательного изображения чиновничьего мира. Впервые она была напечатана за границей. В России в печати она появилась лишь в 1869 г. И еще через тринадцать лет в 1882 удалось осуществить первую постановку пьесы в крайне урезанном виде на сцене Александрийского театра.

Третью часть трилогии «Смерть Тарелкина» драматург закончил после многочисленных переделок в 1868 г. В следующем году она была опубликована вместе с первыми двумя частями трилогии под общим названием «Картины прошедшего». Но по тем же условиям впервые ее поставили на сцене лишь в 1900 году в переработанном виде и под измененным названием «Расплюевские веселые дни».

Александра Васильевича Сухово-Кобылина заслуженно считают одним из самых талантливых драматургов-сатириков. Его, как Грибоедова и Чаадаева, можно назвать «автором одного произведения». Эти писатели сразу развертывают все свое дарование, дают произведение, которое обеспечивает им имя в истории литературы и потом либо совершенно замолкают, либо пишут вещи, не идущие ни в какое сравнение с первым проявлением их таланта. Сухово-Кобылин, создал свое лучшее произведение «Свадьбу Кречинского», а потом в течение остальной жизни не написал ничего, кроме двух пьес второстепенного значения («Дело» и «Смерть Тарелкина»). Это может быть объяснено обстоятельствами личной его жизни. Все три его пьесы написаны по случайным мотивам, чуждым чисто литературных побуждений. Сам автор в предисловии к драме «Дело» говорит о себе, что «класс литераторов так же мне чужд, как и остальные четырнадцать», и тут же спешит заявить, что его пьеса «не есть, как некогда говорилось, плод досуга, ниже, как ныне делается, поделка литературного ремесла, а есть в полной действительности сущее и из самой реальнейшей жизни с кровью вырванное дело».

Критики отмечали несценичность «Дела», отсутствие в нем драматического действия, живых и глубоких характеров. И совсем уничтожающей была оценка «Смерти Тарелкина», которую сам драматург считал своим лучшим произведением.

Трилогия представляет собой одну из самых ярких и своеобразных страниц в истории русской драматургии. С огромной художественной силой и сатирической остротой автор показал в пьесах язвы и уродства самодержавно-крепостнической России. Алчность и стяжательство, неограниченная и тупая власть бюрократически-полицейского аппарата, проникающего во все поры общественной жизни; взяточничество и вымогательство, охватывающие все звенья административно-судебной системы, - таковы разоблаченные Сухово-Кобылиным стороны русской действительности. Три пьесы - путь от бытовой комедии к острой социальной сатире-памфлету, от бытового реализма к реалистическому гротеску, осложненному эксцентрикой и буффонадой.

Трилогия в целом направлена против разрастающейся власти денег. Во всех трех пьесах деньги являются движущей силой сюжета; уголовщина, авантюры вырастают на почве беззастенчивого обогащения. Героями пьес становятся кредиторы, ростовщики, шулера, взяточники, аферисты. Остро отточенные, разящие афоризмы, крылатые словечки типа «хочешь честь или хочешь есть», «у меня одно: деятельность и повиновение», «все наше, всю Россию потребуем», «какой же черт произвол, когда моя необходимость», - могли бы и сейчас обогатить разговорную речь.

Отсутствие заслуженного признания со стороны критики, трудности продвижения пьес на сцену сделали свое дело. Вторую половину своей жизни Сухово-Кобылин провел за границей и в своем родовом имении, где он посвятил себя хозяйству и занятиям философией. Пожар, произошедший в 1899 г. в имении, уничтожил его философские работы и переводы Гегеля.

Разоблачающая сила творчества Александра Васильевича превосходит его авторские намерения. Лично столкнувшись с бюрократизмом, произволом, взяточничеством, он не сумел понять, что эти явления коренятся в самой природе самодержавно-крепостнического строя, и приписал их торжеству нового порядка, разрушившего патриархальную правду жизни. Смело разоблачая отрицательные стороны действительности, он не видел позитивного выхода, тех положительных общественных сил, которые могли бы служить ему социальной опорой в отрицании действительности. Отсюда - глубокий пессимизм, пронизывающий «Дело» и «Смерть Тарелкина». Но познавательная и художественная ценность творчества Сухово-Кобылина огромна. Сам драматург, негодуя, что цензура надела на него пожизненный намордник, писал: «За что? за то, что его сатира произведет не смех, а содрогание, когда смех над пороком есть низшая потенция, а содрогание - высшая потенция нравственности».

Творчество нашего земляка, отобразившее с беспощадным реализмом самодержавно-крепостническую Россию, объективно служило революционно-демократическому движению.

Признание заслуг к нему пришло лишь в конце его долгой жизни. В 1902 году, за год до смерти, А.В. Сухово-Кобылин был избран почетным академиком по разряду изящной словесности Российской Академии. Но в России его уже не было.

В 1900 году он переехал во Францию и поселился вместе со своей дочерью недалеко от Ниццы, где и скончался 24 марта 1903 года. Был похоронен на местном кладбище.

Помнят и чтят выдающегося русского драматурга на Ярославской земле.
В селе Новинском (Новом) Ярославской области сохранились дом и парк усадьбы Сухово-Кобылина на реке Сить. Это памятник федерального значения. Именем Сухово-Кобылина названа районная библиотека села Новый Некоуз, там открыта мемориальная комната, посвященная знаменитому земляку.

Здесь в наше время проводятся памятные дни А.В. Сухово-Кобылина, литературно-фольклорные праздники.

Ярославль © 2020