Татищев Дмитрий Павлович

Татищев Дмитрий Павлович

1767 - 1845 гг.

Дмитрий Павлович Татищев - известный коллекционер своего времени, почетный член Академии Художеств, коллекционер и знаток искусства.

Дмитрий Павлович Татищев родился в 1767 году. Он был сын советника правления Владимирского Наместничества Павла Сергеевича и жены его Марии Яковлевны, урожденной Аршеневской. Бабушка Марии Аршеневской, урожденная Воронцова, приходилась родной сестрой канцлеру графу Михаилу Илларионовичу Воронцову. Благодаря дальнему родству влиятельным братьям Воронцовым, Александру и Семену Романовичам, и сестре их знаменитой княгине Екатерине Романовне Дашковой, первому президенту Российской академии наук, Дмитрий Павлович Татищев сделал блестящую и быструю карьеру.

В юности он поступил на службу сержантом лейб-гвардии Преображенского полка, а на двадцатом году перешел на службу в конную гвардию. В турецкую войну 1789-1791 гг. он поступил волонтером в действующую армию. По заключении мира с турками молодой офицер некоторое время был в Константинополе, а потом по собственному желанию отправился в главную квартиру союзной австро-прусской армии и принимал участие в неудачном походе против Франции. Два года спустя мы видим его добровольцем уже в армии Суворова, действовавшей в Польше. При взятии Праги он начальствует одною из штурмовых колонн, за что и получает Георгиевский крест 4-й степени. Императрица Екатерина II вскоре пожаловала его званием камер-юнкера, а император Павел I в первые дни по воцарении своем произвел его в действительные камергеры.

С этого времени Дмитрий Павлович меняет военную службу на дипломатическую и переходит в коллегию иностранных дел. Вскоре на Западе вспыхнула война монархических держав против Наполеона, и Татищев был отправлен посланником в Неаполь (Италию). Когда же французские войска в 1808 г. взяли этот город, Дмитрия Павловича царь отозвал в Санкт-Петербург и присвоил Татищеву звание Сенатора.

В 1815 году Д.П. Татищева назначили представителем Русского правительства в Мадриде, столице Испании. В 1821 г. он был отправлен посланником при Нидерландском дворе, а в следующем году был командирован с чрезвычайным поручением в Вену, столицу Австрии, по греческим делам. Полное соглашение по этим вопросам, установившееся при его посредстве между русским и австрийским правительствами, привели Дмитрия Павловича тогда же к занятию поста постоянного представителя России при Австрийском дворе.

Спустя четыре года, при императоре Николае I, он получил звание посла. Должность эту он занимал в продолжении двадцати лет, причем всю свою заботу направлял к укреплению связей Петербургского двора с Венским. Блеск и пышность, которыми он любил окружать себя, снискали ему почетное положение среди высшего общества австрийской столицы. Тесная дружба связывала его со многими представителями австрийского двора, в том числе с известным в то время князем Меттернихом.

В 1841 г. Дмитрий Павлович был отозван из Вены с пожалованием обер-камергером двора и переехал в Санкт-Петербург. Но оставался здесь недолго и скоро получил бессрочный отпуск с правом жить за границей. Широкий образ жизни и роскошь посольского представительства расстроили некогда значительное его состояние. Лишившись зрения в последние годы своей жизни, он провел остаток лет в печальном положении на попечении преданного своего слуги, дворецкого француза по имени Прево, в доме которого и скончался в Вене 16-го сентября 1845 года. Некогда богатый человек умер в Вене в нищете, имея одного преданного слугу и оставив после себя долги в 30 тысяч.

За свою долголетнюю службу Татищев имел все русские ордена, вплоть до бриллиантовых знаков святого Андрея Первозванного. Кроме того, он был кавалером многих высших иностранных орденов, в том числе австрийского святого Стефана и испанского ордена Золотого Руна. Также Татищев всегда гордился полученным от великого магистра державного Ордена святого Иоанна Иерусалимского.

В 1843 году Татищев пишет «Завещание», в котором рассказывает историю собрания своей коллекции: «Во время продолжительного 36-летнего пребывания моего за границею ... Я находился в таких местах, где разные политические события имели сильное влияние на фортуну многих знатных домов... Вторжение французов имело последствие ниспровержение разных знатных и богатых домов, вынужденных распродать свои имущества, так что многие вещи во особенности редкие картины, отдаваемые были за бесценок, тогда как в другое время они бы не были проданы». «Завещание» представляет собой собственноручно написанный подробный каталог коллекции.

В Завещании было указано, все коллекции после смерти должны быть переданы императору. Так и случилось. Дар дипломата пришелся как нельзя кстати: император создавал Новый Эрмитаж. Но коллекция умершего Татищева была так велика, что было решено ее разделить: часть попала в Царскосельский арсенал, часть - в Петергофские дворцы и павильоны. Из 185 живописных полотен 60 были отосланы в Москву, где вместе с мебелью украсили Большой Кремлевский дворец. Кроме шедевров живописи коллекция Д.П. Татищева включает в себя итальянские бронзы и майолику, изделия из кости, серебра, цветных камней, лиможские эмали и табакерки. Все это в свое время влилось в коллекции Эрмитажа и дает представление о богатстве и разнообразии «музея», который был создан Д.П.Татищевым.

Таким образом, владелец ярославского села Татищев Погост, Дмитрий Павлович Татищев, всю свою жизнь посвятил служению Родине, русскому народу, явился общепризнанным источником просвещения людского. Экспонаты его коллекции до сих пор играют большую роль в культурном наследии нашей страны. Поэтому с гордостью можно назвать Дмитрия Павловича Татищева светочем нашего Ярославского края.

В прежнее время имение Татищев Погост представлял богатую усадьбу (Ярославская область Ростовский район). Обширный господский дом окружал большой сад и липовый парк, обнесенный крепким забором с широкими каменными воротами против южных врат теперешней церковной ограды. Барский дом в два этажа (нижний каменный, а верхний из крепкого дуба) с высокой тесовой крышей был полон всякого добра. Мебель в нем была старинная, домашней крепостной работы. Только в одной комнате, называвшейся барским кабинетом, меблировка была красного дерева с медными украшениями. В зале довольно длинной, но узкой, в простенках висели узенькие зеркала в полированных деревянных рамках с фольговыми украшениями. Их было пять, а на противоположной стене, у которой стоял диван и круглый стол, висело множество фамильных портретов, из них некоторые были очень древние. Были портреты Татищевых даже в боярских костюмах. Особенным уважением в роду пользовался портрет предка Игнатия Петровича. В следующей комнате по стенам висели картины кисти иностранных художников и стояли два шкафа с серебряными вещами и фамильными редкостями. Люстры и канделябры были стеклянные; в спальной барыни помещалась огромная старинная кровать с пологом, спускавшимся с медного кольца, над которым был повешен серебряный голубок, держащий голубенький цветочек в клюве и письмо в лапке, тут же стояли три старинных комода. Около господского дома помещались деревянные и каменные службы и прочие хозяйственные и жилые постройки.

В 1810 году по проекту Дмитрия Павловича и на его средства построен Храм Сергия Радонежского в селе Татищев Погост.

Татищев Дмитрий Павлович

В состоянии полного благоустройства родовая усадьба Татищевых была до 1832 года, когда случилось одно роковое для Погоста событие: страшный пожар, опустошивший все село. Была в опасности даже церковь. По словам церковной летописи, «в 1832 г. от пожарного случая были некоторые повреждения и в церкви, и вещи церковные выносимы были из храма, также и письменные документы, из коих метрические книги за некоторые годы утрачены». Не могла устоять и родовая усадьба, в которой сгорело много старинных вещей и всякого добра.

По словам историка А.А. Титова, пожар случился вследствии того, что около этого времени в Погост были переселены некоторые семьи из других господских вотчин Нижегородской и Костромской губернии. Один из новых поселенцев села, тоскуя по родине, решился поджечь усадьбу, что и выполнил весной 1832 г. По рассказам же погостинских стариков, которые нам представляются более достоверными, этот особенно памятный пожар произошел по вине кузнеца, который ранней весной идя в кузницу с горячими углями и трутом, случайно заронил искру к соломенной гати крайнего дома. Дело было 1-го апреля, дул сильный северный ветер, избы разгачены еще не были, средств тушения не было никаких, и пожар в короткое время опустошил все село и усадьбу, угрожал целости и храма.

В то время в усадьбе проживала престарелая мать Димитрия Павловича - надворная советница Мария Яковлевна со своею дочерью Елизаветой Павловной. После такого страшного пожара они оставили село, и Мария Яковлевна переехала к сыну своему в имение Вичугу Костромской губернии, а Елизавета Павловна - в город Ростов, где вблизи Яковлевского монастыря в Петровском переулке выстроила деревянный дом, уцелевший и до настоящего времени. Елизавета Павловна Татищева была очень религиозна и особенно чтила память святителя Димитрия Ростовского. Этим и объясняется ее желание жить и умереть вблизи монастыря, где почивают его мощи. Перед алтарем монастырского храма на ее могиле находится мраморный памятник в виде гробницы, на боку которого высечена надпись: «под сим камнем погребено тело дочери надворного советника девицы Елизаветы Павловны Татищевой, скончавшейся 1854 года 11-го февраля на 76 году от рождения. Господи, прими дух ее с миром»

Вскоре после этого столь памятного в Погосте пожара Дмитрием Павловичем Татищевым было прислано из Вены распоряжение отстроить усадьбу вновь, а дом сделать весь каменный, употреблять на расходы весь крестьянский оброк. К тому же времени можно отнести проект Дмитрия Павловича Татищева сделать все крестьянские дома из кирпича. В памятных записках местного старожила И.В. Брусенина имеется копия с проекта Дмитрия Павловича, снятая на память с подлинного рисунка, виденного им в детстве. По плану Дмитрия Павловича предполагалось для каждой семьи устроить каменный дом в три окна, а сбоку - тесовые ворота и забор. Для этой цели были устроены два кирпичных завода, приступили к усиленной выделке кирпича. Но исполнение этих распоряжений затянулось надолго: кирпич хотя и выделывали, но постройку дома все откладывали: должно быть, оброки поступали очень медленно. Когда же начали накладывать второй этаж и приступили к перестройке уцелевших каменных служб, владелец усадьбы Дмитрий Павлович Татищев скончался (16-го сентября 1845года). С его смертью рухнули все планы о благоустройстве села.

Весть о смерти Дмитрия Павловича дошла до Погоста только в январе 1846 года, когда было сообщено, что гроб с телом покойного будет привезен в родовую усадьбу.

По словам почтенного старца, крестьянина села Татищев Погост, Павла Николаевича Тюнина, тело Димитрия Павловича привезли из-за границы сперва в Новгород, а затем в Петербург, откуда оно и было в сопровождении особого чиновника направлено в родовое поместье. Сельский бурмистр Матвей Иванович Лузинов с несколькими крестьянами встретили гроб около села Песочни Ростовского уезда, а у Московской заставы к процессии вышел Ростовский полицмейстер Берсенев в парадной форме: он сопровождал гроб через весь город до Ярославской заставы. Вследствие распутицы на 12-ой версте от города лошади завязли. Послали верхового за крестьянами, а так как была ночь, то крестьяне явились с фонарями и, отложив лошадей, до самого села везли гроб на себе.

Сначала бурмистр хотел распорядиться, чтобы хоронили останки Димитрия Павловича, как строителя храма, на правой стороне церкви, но сопровождавший тело покойного чиновник отсоветовал, говоря, что над прахом усопшего будет поставлен памятник, которого в церкви никто не увидит. Тогда стали рыть могилу против алтаря летнего храма и устраивать кирпичный склеп. Когда пришло время отпевания покойного, распечатали привезенный ящик, и в нем оказался металлический гроб и плотно закупоренное железное ведро со внутренностями усопшего, так как за границей тело Димитрия Павловича Татищева было подвергнуто вскрытию и набальзамировано. После этого гроб был внесен в церковь, и 27 февраля 1846 года, как об этом гласит церковная летопись соседнего села Гвоздева, было совершено отпевание умершего, на которое прибыли архимандрит Ростовского Спасо-Яковлевского монастыря Поликарп, протоиерей Ростовского Успенского собора Андрей Тихвинский и двенадцать священников. Поминальный обед состоялся в избе бурмистра на счет наследников покойного.

По смерти Димитрия Павловича постройка нового барского дома остановилась совершенно, и усадьба перешла по наследству в руки брата его – Сергея Павловича Татищева. После него Погостом владел некоторое время сын его Павел Сергеевич Татищев, а со смертию его (он умер будучи воспитанником Пажеского корпуса) усадьба перешла к Марии Сергеевне Татищевой (впоследствии госпожа Эйхлер). Все они мало интересовались Погостом и не приводили в исполнение планы Димитрия Павловича о благоустройстве села и усадьбы. Через некоторое время была забыта и могила Димитрия Павловича.

До сих пор заметны следы упомянутых вотчинных построек, хотя самих зданий не сохранилось. В 1908 году была сломана ветхая деревянная баня - последний остаток бывшей усадьбы. И только несколько вековых лип, оставшихся от барского парка, безжалостно срубленного в 70-х годах 19-го столетия, да поросшие бурьяном ямы на месте бывших построек напоминают о существовавшей когда-то богатой барской усадьбе.

Привезли, схоронили и забыли!

Так вполне справедливо выразился А.А. Титов в своей небольшой заметке «Забытая могила», помещенной в Московском Листке 1896 года. Действительно, в начале 90-х годов прошлого столетия за алтарем храма села Татищев Погост были едва заметны следы могилы храмоздателя. Но в недавнее время родственниками покойного положена на могилу белая мраморная плита с надписью

Димитрий Павлович Татищев
Посланник в Неаполе и Мадриде
Посол в Вене
Член Государственного Совета
Обер-камергер
Балии Державного ордена Св. Ионна Иерусалимского
Родился в 1767 году, скончался в Вене 16 сентября 1845 года

Ярославль © 2020