Чужов Николай Александрович

Чужов Николай Александрович

1920 - 1990 гг.

Чужов Николай Александрович родился в семье рабочих Александра и Варвары Чужовых 4 февраля 1920 г. в г. Пошехонье-Володарске. Семья была многодетная - 4 сына и 4 дочери. Два сына не вернутся домой с войны. Учился Николай в средней школе №1. В 1938 г. окончил 10 классов и поступил учиться в Рязанское пехотное училище. В декабре 1939 г. был досрочно выпущен в звании лейтенанта и направлен на фронт в Финляндию. После окончания советско-финской войны служил, как кадровый офицер в Советской армии в должности командира минометной роты. Перед началом Великой Отечественной войны служил в Западной Белоруссии.

Вот как сам Николай Александрович вспоминал о начале Великой Отечественной войны:
«С началом Отечественной войны с первых дней был ее участником, 24 июня 1941 г. - на третий день войны в бою под городом Слоним был контужен и остался в тылу врага. В июне-июле вместе с другими бойцами, оставшимися в тылу у немцев, пробирался в сторону своих войск. На пути следования мы устраивали засады на дорогах, разрушали мосты, связь и немало уничтожили немецких оккупантов. В одном из боев на реке Березина под городом Борисовым я легко был ранен в ногу. В начале августа 1941 г., я прибыл в Смоленскую область, Духовщинский район. Попытка перейти линию фронта не удалась. Здесь я встретил в дер. Гришково Духовщинского района бойцов и командиров, оставшихся в тылу после боев за Смоленск. Здесь же жил в подполье секретарь Духовщинского РК КПСС Цурапов (Петрович). В этом селе в августе 1941 года был организован партизанский отряд. В нем насчитывалось примерно 30 человек. Командиром его был Туровский по кличке «Сергеевич», который вскоре в одном из боев был ранен в руку и переправлен через линию фронта. Командиром отряда стал Соколов А.Е., я был начальником штаба отряда, комиссаром Цурапов П.Ф. Зимой 1941 г. мы установили связь с другими отрядами и в первую очередь с отрядом Федора Апретова. В это же время была установлена связь с «Батей». Это был Н.З. Коляда - пожилой человек, партизан гражданской войны, направленный ЦК КПСС в Смоленскую область для организации партизанского движения. Мы вошли в его подчинение, а в феврале - марте 1942 г. из отрядов Аптерова и Соколова был сформирован партизанский батальон под командованием Аптерова, С тех пор наши действия стали централизованными. Тогда же была установлена связь с войсками действующей армии».

Партизанский отряд, которым командовал Чужов Н.А., бил фашистов на территории Духовщинского и Демидовского районов Смоленской области. Партизаны нападали на фашистские гарнизоны, вели разведку и сообщали разведданные командованию Красной армии, подрывали рельсы и поезда с германскими солдатами и техникой.

В памяти Николая Александровича навсегда сохранились эти события. После войны он вспоминал:
«А вот пример разгрома немецкого гарнизона в д. Холм, что стоит на большаке Духовщина - Смоленск. Операция была проведена летом, в июне 1942 г. В то время я с взводом находился в деревне Закун. По данным разведки стало известно, что в деревню Холм прибыл какой-то штаб, разместившийся в школе. А солдаты живут в домах крестьян. Всего в деревне было около роты. В районе этой деревни мы себя ни в чем не проявляли, а только вели наблюдение и разведку. С помощью женщин-разведчиц были установлены дома, где ночуют немцы и охрана. Решено было гарнизон и штаб уничтожить. Успех операции зависел только от внезапности. Скрытных путей подхода к деревне не было, да и стоит она на высоком месте. В это время к нам прибыли разведчики из армии, во главе с младшим лейтенантом. Я им предложил принять участие в операции и посмотреть, как дерутся партизаны. Младший лейтенант согласился. Был составлен план разгрома гарнизона. Каждый знал, что делать. Решено было сразу напасть и на штаб, и на дома, где размещались немцы. Бойцы были вооружены кроме огнестрельного оружия противотанковыми и ручными гранатами. У ряда бойцов были бутылки с бензином. Они должны были зажечь выходы из штаба. Вечером, выстроив группу, проверив готовность, мы двинулись на операцию. Расстояние до Холма составляло километров десять. На пути следования в сторону Духовщины стояли немецкие гарнизоны. Чтобы обезопасить себе отход, одно отделение было оставлено в засаде с задачей открыть огонь, если немцы попытаются нам отрезать путь отхода. Приблизившись к деревне на рассвете, каждая группа получила объект для нападения. Команда: «Вперед»! И бойцы бегом стали преодолевать поле. Все одновременно ворвались в деревню. Часовой у штаба был убит, а другой спрятался. Моментально в окна домов и штаба были брошены гранаты. Двери у школы облили бензином и подожгли. Я стоял в это время на дороге и наблюдал за действиями ребят. Все шло как нельзя лучше. У штаба стояла бронемашина, которую тоже забросали гранатами. Она повалилась на бок. Здание, где размещался штаб, моментально загорелось. Из окна бросили гранату, которой был ранен партизан Иванов. Далее мы открыли ураганный огонь из автоматов. С их стороны было в беспорядке произведено всего несколько выстрелов. Я дал приказ на отход. Как только бойцы стали отходить, вдруг из окна одного дома «заговорил» автомат. Мною была дана очередь из ППД, и немец повис на подоконнике. Выстрелов больше не последовало, и мы возвратились на базу. Позднее нам стало известно о результатах. Они таковы: шестьдесят немцев убито, уничтожен бронеавтомобиль. После боя фашисты окружили деревню и ни из нее, ни в нее никого не пускали. Были взяты заложники. Целый день они извлекали трупы из сгоревшего штаба. В этот же день я был вызван в штаб бригады, где Апретов и Петровичев поздравили меня с хорошо проведенной операцией и сказали, что я буду представлен к награде».

Во время одной из таких операций Николая Александровича ранило в правую руку. Эту боевую операцию Николай Александрович так же хорошо помнил:
«Через день я с группой партизан ночью двинулся на место сбора отряда. Одна группа, посланная мной, убила помощника начальника полиции города Духовщины и заминировала дорогу, затем она присоединилась к нам. Другая должна была прийти в пункт сбора. В лес мы пришли под утро. Не успели, как следует отдохнуть, как часовой сообщает о движении в сторону нас немцев. Завязался бой, в котором сразу же было убито несколько немцев. Силы были далеко не равны и нужно было уходить, назад отхода не было - чистое поле. Поэтому решено было прорваться с флангов. При прорыве была убита девушка, а я ранен в кисть правой руки. Оторваться от немцев нам удалось. Здесь же в лесу мы встретили другую группу, пришедшую с задания и вместе стали уходить из этого леса. На другой день у меня сильно заболела и распухла рука. Было решено перейти линию фронта и лечь в госпиталь. Вечером, взяв с собой двух партизан, я двинулся в путь. Жаль было расставаться с боевыми друзьями. Но другого выхода не было. Пять суток мы двигались почти голодные. Шли очень долго, потому что днем можно было идти только лесом, ночью по открытой местности. Так что уходило много времени на ожидание дня или ночи. Ночью у одной деревни мы наткнулись на немецкий пост, который метров с 10-15 открыл по нам огонь. Но, к счастью, все обошлось благополучно. Мы вброд перешли какую-то речку, и дошли до леса. Я шел примерно тем же путем, что и при переходе линии фронта. Наконец, мы вышли на опушку леса и увидели красноармейцев. В этом месте сплошной линии фронта не было. Сразу же мы очутились в штабе батальона. Это было 17 октября 1942 г. Ранен я был 11 октября. В этот же день я с помощью врача полка отыскал штаб «Бати». Доложил ему обстановку в тылу, у него же на квартире мы впервые за много дней как следует, покушали. Тут же я был отправлен в госпиталь. Развязав и посмотрев руку, врачи стали готовиться к операции. У меня начиналась гангрена. Здесь мне была проведена ампутация руки. Далее различные полевые госпитали и, наконец, г. Кинешма Ивановской области, где закончил лечение в феврале 1943 года. После излечения я был направлен в штаб Калининского фронта, оттуда в штаб Московского военного округа, где был уволен в запас с использованием военруком гражданских учебных заведений».

Чужов Н.А. за боевые заслуги награжден орденом Отечественной войны I степени, орденом Ленина, медалями «Партизану Отечественной войны и другими медалями.

С войны Чужов Н.А. вернулся в 1944 г. В 1945 г. он женился на Софье Николаевне. В семье родились трое детей. Военкоматом был назначен военруком средней школы №1 г. Пошехонья. Затем работал военруком педучилища, С 1948 по 1949 гг. работал первым секретарем райкома ВЛКСМ. После войны Николай Александрович учился в Рыбинском педагогическом училище, которое окончил в 1952 г. С этого времени работал учителем географии в средней школе №1.

Ученики его очень уважали, на его уроках была тишина. Ребята так слушали своего учителя, что было слышно, как «муха пролетит». Так об этом вспоминали те, кто у него учился.

Под руководством Николая Александровича Чужова был создан школьный музей. Музей во многом определяет лицо школы и стал уже достопримечательностью Пошехонья. Сюда приходят летом туристы, бывают участники районных семинаров – клубные работники, секретари комсомольских организаций, пионервожатые, интересующиеся историей жители Пошехонья. Приходят не только посмотреть, но и приносят экспонаты. Боевые друзья Николая Александровича прислали ему альбом с фотографиями. Сам он неоднократно ездил на места боевых действий, участвовал во встречах партизан Смоленской области. Н.А. Чужов организовал поездку учеников школы по местам боевой славы на Духовщине Смоленской области. За краеведческую работу Николай Александрович неоднократно награждался грамотами.

Ярославль © 2020