Усыскин Илья Давидович

Усыскин Илья Давидович

1910 - 1934 гг.

Полет Сириуса. Илья Давидович Усыскин.

Родился Усыскин Илья Давидович 13 ноября 1910 года в селе Большое. В 1915 году семья Усыскиных переехала в город Белев Тульской губернии, а в1923 году – в Пензу.

Илья Усыскин окончил среднюю школу в Пензе, когда ему было всего 15 лет. Самым сильным из его увлечений стало увлечение физикой. Достижения современной науки захватили юношу, и в свои 15 лет он едет в Ленинград поступать на физико-механический факультет политехнического института. Но когда встал вопрос о зачислении, юный возраст помешал юноше получить студенческий билет. В результате этого недоразумения из короткой жизни Ильи Усыскина оказались выброшенными еще три года.

В 1927 году он становится студентом: сначала Московского высшего технического училища, в 1928 году и того факультета, куда его три года назад не приняли. Полуголодное существование студента 20-х годов, ночные разгрузочные работы в порту, способные дать хоть какой-то заработок, не помешали ему освоить глубины теоретической физики. Это было время одержимых, и он был одним из них.

По окончании учебы Усыскин остается аспирантом на кафедре великого физика А.Ф. Иоффе. Его работы по дифракции быстрых электронов Иоффе назвал «открытием мирового значения». Судьбе было угодно распорядиться так, что Усыскину пришлось вслед за Д. Скобельциным приступить к изучению космических лучей. Нет сомнения, что рядом с именами Д. Иваненко, И. Курчатова, Д. Скобельцина стояло бы сейчас и имя И. Усыскина, если бы за право быть первым в «погоне» за космическими лучами он не заплатил жизнью.

27 ноября 1933 года в газетах были опубликованы научные итоги полета стратостата «СССР». Полученные данные диктовали необходимость продолжения исследований: в стратосферу должен был подняться профессиональный физик. Выбор пал на Усыскина.

Те приборы, которыми располагал институт, для полета не годились. Нужно было создавать новые, отвечающие сразу нескольким основным требованиям: быть легкими, занимать мало места, надежно работать в условиях сильной болтанки, которая ожидала стратостат на разных высотах, и уметь производить значительно большее число наблюдений в единицу времени, чем на Земле. Такие приборы еще предстояло создать. Это и сделал Илья Усыскин, причем разработал он их за два месяца. Практически его же руками эти приборы и были собраны. Главный из них - камера Вильсона.

В 1930 году группа инженеров Ленинградского отделения Осоавиахим загорелась идеей построить новый стратостат для покорения рекордных высот. Но из-за отсутствия государственной поддержки и средств начали воплощать эту идею в жизнь только в конце 1932 года. Проект стратостата неоднократно пересматривался. В августе 1933 года готовый стратостат осмотрела комиссия Гражданского воздушного флота и посчитала его годным к полету.

Шарообразная гондола «Осоавиахима-1», изготовленная из тонких листов стали, имела диаметр без малого два с половиной метра. В верхней части ее был круглый люк, закрывавшийся изнутри крышкой. Крышка плотно прижималась к кромке люка при помощи двенадцати болтов. Такая конструкция люка имела большой недостаток: в случае аварии быстро открыть крышку не удалось бы. Гондола крепилась к оболочке стратостата на 9 стропах. Конструкторы стремились сделать подвеску как можно легче в ущерб прочности.

Экипаж «Осоавиахима-1» составили трое стратонавтов: Павел Федосеенко, Андрей Васенко и Илья Усыскин. «Граждане стратосферы», «красноармейцы воздуха», «революционеры науки», «триумфаторы неба» - так называли их в газетах.

Командир Павел Федосеенко воздухоплаванием увлекся в 1915 году, когда ему не исполнилось и семнадцати лет. Во время Гражданской войны он руководил воздухоплавательным отрядом и только на врангелевском фронте совершил сто разведочных подъемов на аэростате. С 1921 года Федосеенко регулярно участвовал в полетах и ставил новые рекорды. Он окончил Военно-воздушную академию и факультет дирижаблестроения Комбината гражданского воздушного флота. Мечта о полете в стратосферу зародилась у Федосеенко после того, как он вместе с А.А. Фридманом поднялся на рекордную для СССР высоту - 7400 метров.

Удивительной личностью являлся и другой член экипажа «Осоавиахима», Андрей Васенко, главный конструктор по аэростатостроению Института аэрофотосъемки. Он работал над созданием аэростатов, предназначенных для метеорологических наблюдений в высоких слоях атмосферы и для аэрофотосъемок больших площадей земной поверхности. Васенко пытался также разрешить проблему обледенения воздушных кораблей.

Усыскин Илья Давидович

Стратостат перед стартом. 30 января 1934 года

Исторический старт решили осуществить в Москве, подальше от моря. В полете стратонавты должны были выполнить ряд научных исследований. Старт «Осоавиахима» состоялся в Кунцеве, под Москвой, 30 января в 9 часов утра. Перед стартом был митинг. Экипажу вручили знамя. Принимая его, командир стратостата заверил, что они сделают все, чтобы «взять штурмом высоты, недосягаемые до сих пор». Стратостату дали свободу, и он бесшумно пошел вверх. Спустя три минуты стратостат скрылся в облаках. Через три часа полета была достигнута рекордная высота 22 км.

И тут на борту стратостата начались неполадки. Радиосвязь то и дело прерывалась. А главное, согласно сообщениям стратонавтов, стала плохо работать аппаратура, поглощавшая углекислоту. В гондоле влажность поднялась до предельного уровня. От сильного нагрева солнцем стратостат терял газ. Но Федосеенко рвался все выше и выше, сбрасывая ради достижения рекорда балласт (свинцовую дробь), столь необходимый для торможения при спуске. Еще бы, он помнил наказ поднять знамя, полученное перед стартом, как можно выше, до самой предельной высоты. Нужен был не просто рекорд, а - сверхрекорд, любой ценой!

Достигнув высоты 22 километра, стратостат потерял слишком много газа и остался почти без балласта. После 12 часов дня радиосвязь со стратонавтами прекратилась.

Позже стало известно, что один радиолюбитель в районе Гомеля принял следующую радиограмму: «Внимание! Говорит стратостат, передатчик «Сириус»... Сообщите об этом... Стратостат попал в зону осадков, обледенел. Мы находимся в безвыходном положении, облеплены льдом, падаем... Ждем удара. Два моих товарища в скверном состоянии... Заканчиваю, скоро удар». Радиолюбитель утверждал, что услышал голос «Сириуса» в 12 часов 45 минут.

Поздно ночью наконец пришло известие о том, что полет «Осоавиахима-1» закончился катастрофой. Комиссия, расследовавшая причину трагедии, сделала следующий вывод. Стратостат опускался с большой скоростью. Под напором воздуха свободно висевшая материя оболочки взметнулась вверх. От резкого торможения одна стропа оборвалась. Затем лопнули и другие стропы. Гондола оторвалась и с высоты полутора-двух километров понеслась к земле...

Что происходило в эти страшные минуты внутри стального шара, осталось тайной навсегда. Стратонавты не попытались даже открыть крышку люка. Да, возможно, это и не имело смысла. По тому, как был одет, например, Илья Усыскин - в демисезонном пальто, можно предположить, что стратонавты не имели индивидуальных парашютов. Пальто - не та одежда, чтобы покидать через тесный люк падающую камнем гондолу. Не было у стратостата и большого парашюта для спасения всей гондолы.

Снижение стратостата длилось более трех часов. На борту продолжались научные исследования, велось наблюдение за приборами, производились регулярные записи в бортовом журнале - последняя в 16 часов 10 минут.

К этому времени стратонавты уже опустились до 12 километров. Мощные атмосферные потоки начали швырять корабль, разрывая, как нитки, стропы, удерживающие гондолу. 13 минут длился неравный поединок с разбушевавшейся стихией, а затем началось падение, и кувыркающийся в воздухе стальной шар понес к Земле трех смельчаков, бросивших вызов природе, понес их к бессмертию. Стрелки на часах Васенко замерли в 16 часов 23 минуты.

Сириус — самая яркая звезда неба - находится от нас на расстоянии почти девяти световых лет. Вполне возможно, что благодаря каким-то космическим катаклизмам она уже давно перестала существовать, а мы все еще воспринимаем ее свет, который продолжает к нам идти. Вот так мы еще долго будем ощущать на себе отблеск, идущий к нам от погибшего экипажа, который взял себе для штурма стратосферы имя этой далекой звезды.

Усыскин Илья Давидович

И.В. Сталин, В.М. Молотов и другие выносят урны с прахом стратонавтов

2 февраля 1934 года на Красной площади произошло торжественное захоронение праха отважных стратонавтов в Кремлевской стене. Все трое были посмертно награждены орденами Ленина. А на месте их гибели, недалеко от города Саранска, ныне установлен монумент с барельефами героев, которые, как писал в те трагические дни поэт Александр Жаров, «пробили новую дорогу туда, где вовсе не было дорог...»

На небольшой аллее у Дома культуры стоит необычный памятник в виде серебристого стратостата. Он установлен в память уроженца Большого Села, физика и стратонавта Ильи Давыдовича Усыскина, погибшего при испытании стратосферного аэростата «Осоавиахим-1».

Усыскин Илья Давидович

В Большом Селе названа улица в честь испытателя.

Ярославль © 2020