Кузнецов Александр Александрович

1903 - 1944 гг.

А.А. Кузнецов родился 8 февраля 1903 года в Ярославле в семье железнодорожного рабочего. С 16 лет работал на станции Ярославль. Писал заметки в стенгазету «Ярославский паровозник», был редактором этой газеты. Ему до всего было дело. Он боролся с детской беспризорностью, критиковал непорядки в ремонтных мастерских, в рабочей столовой, в клубе. Заметки подписывал псевдонимом «Санька-рабкор».

Вступил в комсомол. В 1924 году по направлению ярославской губернской организации ВКП(б) направлен на учебу в московский Всесоюзный институт журналистики. Успешно окончив институт, возвратился в родной город, в редакцию «Северного рабочего», стал заведующим отделом рабочей жизни.

Поэт Алексей Сурков, редактировавший в то время газету «Северный комсомолец», в своих воспоминаниях пишет:
«Институтская премудрость, помноженная на долголетний рабкоровский опыт, сразу выделила его в редакционном коллективе. Был он неутомимо активен. Много тратил чернил и энергии на правку корявых рабкоровских писем. И еще больше на скитания по фабрикам и заводам города... Везде обступали горячие, занозистые дела... Из года в год он подрастал как хороший, зубастый и глазастый советский журналист. Газета привела его в литературу. Газета определила жанр и направление его литературной работы. Саша Кузнецов любил свой старинный город, свою рабочую округу, людей своей ярославской земли. Газета еще теснее скрепила его связи с земляками. И надо было везде бывать, все видеть, во все вглядываться и вдумываться».

В 1938 году вышла его первая книга «Ювелиры», посвященная красносельским кустарям, создателям тонкого ювелирного ремесла. Повесть тепло встретили и читатели, и пресса. И только автор остался ею недоволен. «Не получилось ювелирной работы, - говорил он. - Мои герои лучше работают». Александр Кузнецов собирался переделать книгу, но появились новые события, новые герои. В том же году он засел за книгу очерков «Пошехонская новь». «Пошехонская новь» издана в 1940 году в Ярославле. Беспокойные, талантливые, рвущиеся к новому люди колхозной деревни смотрели со страниц его очерков.

Кузнецов и Лисянский не раз вместе выступали в цехах шинного завода, в педагогическом институте, в колхозном клубе и театре имени Волкова, в Рыбинске и Костроме... Кузнецов никогда не приспосабливался к аудитории, но в любом зале были его читатели и почитатели. Марк Лисянский в воспоминаниях пишет: «Все, что делал Кузнецов, он делал щедро и весело. Саша жил широко, с какой-то восторженной юношеской влюбленностью в жизнь, в людей, в Волгу, в столетние липы на набережной, в ярославскую землю, каждый уголок которой он знал досконально и по которой он шагал легко и упруго, матросской, чуть покачивающейся походкой. От него, коренастого, смуглолицего веяло свежестью и чистотой, здоровьем и энергией. Он был охотником, заядлым рыбаком, мастером ухи... Он был всегда самим собой. Он дружил на равных с людьми, будь то профессор или тракторист, и они, эти люди, вместе с ярославской землей, с ее рассветами и закатами, ветрами и грозами, реками и лесами входили естественно в его статьи, очерки, рассказы».

А потом война... 23 июня Кузнецов позвонил Лисянскому и сказал ему: «Наше место сейчас на фронте, завтра позвоню редактору «Известий», буду проситься в действующую.

Александр Александрович начал войну военным корреспондентом газеты «Известия» в августе 1941 года. Спецкор Кузнецов отправился на Западный фронт, по сути - в пекло. Его статьи приходили в газету отовсюду: из-под Старой Руссы, Ельни, Ржева, Москвы, Курска, Харькова, с Днепра. Кузнецов писал о реальных людях, от командира до рядового бойца, выполнявших свой будничный военный подвиг. Судьба хранила ярославца три года. Где только он ни побывал, чего ни перевидал, о чем и о ком ни писал! Заезжая на короткие побывки в Ярославль, он привозил рассказы, навеянные военными буднями: о ребенке, которого подобрали на пепелище советские воины (рассказ «Находка»), о молодой колхознице, не пожелавшей стать фашистской рабыней («Из жизни князя Мещерского») и другие.

В книге «Сквозь дым и пламень», выпущенной Ярославским книжным издательством в 1963 году (к 60-летнему юбилею писателя), опубликованы фронтовые дневники писателя и рассказы, написанные им в годы войны. В книге опубликованы также незаконченные варианты рассказа Кузнецова, посвященного храброй разведчице, артистке Ярославского театра имени Федора Волкова Софье Аверичевой.

Журналист и писатель Александр Кузнецов стремился быть в гуще событий, брать материал для своих произведений из первых рук, пробиваясь на передовые позиции пешком по лесным болотным гатям, на броне танков, на лошади, на старенькой известинской машине, прозванной газетчиками «пикировщиком». Его рассказы не отличались тщательной отделкой формы: на это не было времени. Но они «работали», «стреляли», ибо несли в себе сильный заряд веры в советского человека, в его превосходство над захватчиками и в неизбежность победы. В рассказе «Лука Кузьмин» автор говорит о русском крестьянине из деревни Заячий След, повторившем подвиг Ивана Сусанина. Лука привел партизан в свою деревню, чтобы разгромить штаб захватчиков, и погиб сам.

Конечно, писатель-военкор мечтал о своей главной книге, которую напишет после войны.

Но война еще не кончилась, и капитан Александр Кузнецов отправился в Полтаву (Украина) выполнять редакционное задание. «Известия» и «Правда» с трудом добились разрешения написать об американских летчиках - «челноках», которые взлетали с аэродрома близ Лондона, бомбили военные объекты в Германии, Румынии и приземлялись под Полтавой. Оттуда - в обратный путь с новыми бомбами... Это уникальная страница истории - первый опыт боевого сотрудничества США и СССР. Кодовое название этой «челночной» операции «Френтик», что означает «неистовый», «бешеный». С задания спецкор Кузнецов не вернулся. Погиб А.А. Кузнецов во время боев за Полтаву при бомбардировке вражеской авиацией секретного аэродрома 22 июня 1944 года. Во время бомбардировки, когда часть «юнкерсов» улетела, Александр Кузнецов и еще 2 корреспондента бросились к пулемету, забытому охраной аэродрома. А когда самолеты пошли на второй заход, товарищи сбили первый же самолет прямо с бомбами, но он упал на них и взорвался. Все трое корреспондентов погибли. Александру Кузнецову шел всего сорок второй год.

Похоронен А.А. Кузнецов в Полтаве в братской могиле в парке имени Котляревского вместе с друзьями-корреспондентами газеты «Правда» Петром Лидовым и Сергеем Струнниковым.

Друг Александра Кузнецова, тоже наш земляк, поэт-фронтовик Марк Лисянский написал о нем стихотворение «Саша Кузнецов», где есть такие строки:

Он рос на севере,
В краю,
Где Волга льется сказкою,
А отдал молодость свою
За тишину полтавскую.
Под братским знаменем бойцов,
Среди великих почестей
Мой друг, мой Саша Кузнецов
Не знает одиночества...

Сразу после войны на Ярославской земле переизданы его повести «Ювелиры» (о селе Красном Костромской области) и «Пошехонская новь» (о Пошехонье). В 1963 году был выпущен сборник «Сквозь дым и пламень: фронтовые дневники, рассказы».

Ярославцы помнят о своем земляке, военном корреспонденте, совершившем подвиг в Великой Отечественной войне. Улица Кузнецова в Ярославле находится между улицами Автозаводская и Чкалова в Ленинском районе города (район Пятерка). Такое название ей дали в январе 1966 года.

Ярославль © 2020