Молдагулова Алия Нурмухамбетовна

1925 - 1944 гг.

Алия Нурмухамбетовна Молдагулова - снайпер, служила в 54-й отдельной стрелковой бригаде 22-й армии 2-го Прибалтийского фронта, ефрейтор. Герой Советского Союза (1944, посмертно).

Алия Молдагулова родилась 25 октября 1925 года в ауле Булак Хобдинского района Актюбинской области в Казахстане. Рано потеряла родителей. Отец, из рода баев Беклеу, вынужден был в середине 1930-х гг. сменить фамилию и скрываться от преследования властей. Мать погибла в 1933 году: проходя ночью мимо картофельного поля, стала жертвой случайного выстрела сторожа. Алию отдали на воспитание к бабушке, в семью дяди по материнской линии Аубакира Молдагулова. С восьми лет Алия жила в его семье в Алма-Ате. Уже в детстве она отличалась целеустремленным и твердым характером.

В 1935 году дядя Алии поступил в Военно-транспортную академию. Вся семья Молдагуловых переехала в Москву, взяв с собой Алию. Через несколько лет они переехали в Ленинград, куда была переведена Академия. Осенью 1939 года дядя устроил 14-летнюю Алию учиться в школу-интернат №46.

Осенним днем в один из детских домов Ленинграда поступила смуглая 12-летняя девочка с чуть раскосыми глазами. Русские подруги стали звать ее Лией. Так им было привычнее. Полное имя этой маленькой хрупкой казашки с большими глазами на смуглом скуластом лице звучало напевно, словно прозрачный весенний ручей, - Алия Молдагулова. Не сразу девочка сумела войти в коллектив ребят. Она внимательно приглядывалась к товарищам и постепенно завоевала их симпатию. Девочка отлично училась и активно работала в пионерском отряде, за что была премирована путевкой в Артек.

В летние дни 1941 года пионеры детского дома готовились к большому походу. Но поход не состоялся: фашистская Германия напала на Советский Союз.

Старшая группа ребят приняла участие в сооружении оборонительных укреплений вокруг Ленинграда. У Лии на руках были мозоли, но она не бросала лопаты и подбадривала ребят. Маленькая хрупкая девушка вместе со взрослыми дежурила на крышах домов, тушила «зажигалки», разбирала многочисленные завалы, бежала на помощь раненым, разбирала деревянные дома на дрова, носила из речки воду для детдомовских малышей, нередко заменяла воспитателей. Однажды Лия, отправившись с санками за водой, долго не возвращалась. Она потеряла сознание на улице, потому что она была истощена до предела. Едва выходили. Как выяснилось позже, Лия отдавала половину своего скудного хлебного пайка маленькой, слабой здоровьем девочке Кате.

Увидев первую кровь, Лия убежденно сказала: «Лично хочу стрелять в сердце убийц!»
Она вступила в комсомол.

В марте 1942 года Лию вместе с детдомом эвакуировали в село Вятское Ярославской области. Здесь девушка закончила 7 классов школы. Осенью она была уже в Рыбинске, где поступила в авиационный техникум, но проучилась только 3 месяца. С нетерпением ждала 25 октября, когда ей исполнится 17 лет. Прибавив себе 1 год, она пошла проситься в армию. В декабре 1942 года после настойчивых просьб ее зачислили в школу инструкторов снайперского дела. В те же дни зародилась дружба двух девушек: Лии и Надежды Матвеевой. Впоследствии Надя стала напарницей Лии, вместе они совершали вылазки в снайперские засады.

Сослуживцы отзывались о девушке очень положительно, она была душой компании. Вспоминали про нее только доброе (из воспоминаний Н.А. Матвеевой, в то время учащейся снайперской школы):

«17 декабря 1942 года я впервые встретилась с Алией в горисполкоме города Рыбинска. В то время Алия выглядела совсем еще юной девчонкой - подростком, ей было 17 лет. Но она настойчиво добивалась, чтобы пойти добровольцем на фронт... По прибытии в школу прошли медицинскую комиссию. Меня с Лией (я ее так звала) по росту зачислили в четвертую роту - самых низкорослых. Разместили в оранжерее с трехъярусными нарами. Спали мы с Лией рядом. Было холодно, негде было просушить одежду, солдатские портянки, обувь. Затем нашу четвертую роту перевели в капитальный барак, условия стали лучше. После этого началась учеба в снайперской школе. Учились метко стрелять, ползать по-пластунски, быть незаметными для врага. В учебе Алия проявляла настойчивость, упорство в овладении снайперским делом.
В школе была организована своя художественная самодеятельность. Нашлись и певцы, и чтецы, и танцоры, и музыканты, и гимнасты. Алия Молдагулова хорошо читала стихи. Особенно вдохновенно рассказывала Алия стихотворение Джамбула «Ленинградцы, дети мои!» Словно она сама обращалась к ленинградцам. Вообще Алия была довольно впечатлительной девушкой. Нередко Алия проводила в роте политинформацию. Говорила она горячо и убежденно. Слушали курсанты ее всегда с интересом.
Блокада оставила следы на неокрепшем теле Алии, она часто мучилась от фурункулов. Ростом небольшая, хрупкая, она мужественно превозмогала боль и старалась не отставать от сокурсниц, как все, бегала и тренировалась, удивляя всех нас выносливостью и твердостью характера».

Несмотря на трудности, училась Алия с интересом. Хотела скорее попасть на фронт, бить ненавистных фашистов. Вместе с тем она понимала, что одного желания мало. Делать это надо умело. И командиры внушали: «Настоящий снайпер - специалист высшей квалификации. Там, где есть настоящие снайперы, не бывает у противника ни минуты покоя». Программой предусматривались самые разные занятия и по специальной, и по физической подготовке. Требовалось вырабатывать ловкость и хитрость, выносливость и терпение./p>

Работать приходилось по 15 часов в сутки. Изучали уставы и баллистику, устройство разнообразного стрелкового оружия, постигали тактику и военную топографию, знакомились с инженерно-саперным делом, занимались политической, строевой и химической подготовкой. Каждому надо было уметь выбирать удобную позицию, маскироваться на любой местности, оказывать помощь раненым. И еще многое другое. Главная же задача заключалась в том, чтобы научиться метко стрелять. Алия очень долго боялась сделать первый выстрел, уж больно оглушительный звук давала боевая винтовка. «А ты не спеши, - учила ее командир взвода, - нажимай плавненько на курок».

Во время учебы произошел с Алией такой случай. Однажды ночью дневальная обнаружила: девушки нет в казарме. Доложила дежурному и командиру роты. Стали искать. И как же удивились, когда увидели ее на дереве.
- Товарищ командир, я совсем не умею взбираться на деревья, ведь наш аул степной, - начала она оправдываться. - А вы сами говорили, что без этого снайперу нельзя. Вот и решила ночью потренироваться.

Молдагулова Алия Нурмухамбетовна

Школа снайперов. Алия Молдагулова третья слева в первом ряду

Она была внимательна на занятиях, впитывала все, чему учили наставники. Берегла винтовку, как что-то очень драгоценное, всегда держала ее в чистоте. Быстрее многих стала без промаха разить цели - технику стрельбы освоила успешно.

Всех, кто учился с Алией, удивляли ее выносливость и твердость характера. Вот только один из многих случаев, о которых позже вспоминала начальник политотдела школы снайперской подготовки Е. Никифорова:
- Это было морозным январским вечером 1943 года. Роты возвращались с тактических занятий. Замыкающей шла 4-я рота, а позади маячила одинокая маленькая фигурка. Я вгляделась. И каково же было мое удивление: это была Лиечка! Она бодро подошла ко мне и доложила: «Курсант Молдагулова по разрешению командира роты возвращается с занятий по тактике вне строя!» Из ее слов мне удалось установить, что она сильно натерла ноги. Ей было трудно заниматься, но она в течение всего учебного дня не вышла из строя. Таков был Лиечкин характер.

Как отличнику учебы, ей предложили остаться в снайперской школе инструктором. Не согласилась. Решительно настаивала на отправке в действующую армию. За отличное окончание школы ей было присвоено звание ефрейтора и наградили именным оружием - винтовкой с надписью «От ЦК ВЛКСМ за отличную стрельбу».

В начале августа 1943 года девушки-снайперы прибыли на Северо-Западный фронт, где им предстояло в одной из воинских частей продолжать службу и начинать настоящую боевую работу. Командир батальона, глядя на худенькую черноволосую малышку (так он сразу мысленно назвал смуглую, с азиатским лицом девушку), по-отечески спросил:
- Лет-то тебе сколько, доченька?
- Ефрейтор Молдагулова, - представилась Алия. - 18 недавно стукнуло. - И улыбнулась.

Комбат смотрел на малышку: «Росточком ребенок, совсем ребенок. Как воевать-то будет?»

...На рассвете Алия ползком добралась до выбранной огневой позиции, замаскировалась и начала наблюдение за врагом. Достойной цели так и не высмотрела. Второй день оказался удачнее. Затемно еще пробралась на нейтральную полосу, залезла в подбитый немецкий танк. Когда рассвело, услышала всплеск воды и тут же увидела двух немецких солдат. Мягко нажала на спусковой крючок. Один из фашистов упал. Другой бросился бежать. Но пуля догнала и его. Третьим выстрелом Алия разбила стереотрубу, блеснувшую стеклами над бруствером. Немцы засекли ее позицию и открыли по танку минометный огонь. Алия быстро выбралась через нижний люк и по-пластунски доползла до укрытия.

Первоклассный стрелок Бандуров, опекавший Молдагулову, строго встретил ее вопросом:
- Зачем стреляла третий раз?
- Так жалко же было фашистам оптику оставлять.
- Снайпер тоже! - возмутился Бандуров. - Тебя что, по стекляшкам стрелять прислали? Хорошо хоть невредимой ушла.

Успешным получилось начало и у Надежды Матвеевой - они с Лией составляли снайперскую пару. Девушки вместе учились, вместе в одной части на фронте оказались.

Вспоминают сержант Попова Зинаида Васильевна, награжденная орденом Красной Звезды и ефрейтор Матвеева Надежда Абрамовна:

«Вспоминается наша первая охота. Мы начали охотиться из блиндажа. Наблюдали весь день, но немцы не показывались. Лия очень расстроилась, что не увидела ни одного фрица. Но на следующий день открыла счет, и надо было видеть, как она ликовала. У Лии была горячая казахская кровь. И эта благородная кровь бывала часто причиной, что у Лии иногда не хватало терпения. Мы держали оборону на Ловати. Мы были на одном берегу, немцы - на другом. Расстояние метров 150. Наблюдать приходилось много и надоедало. Так, Лия выглянет через бруствер и кричит: «Фриц, покажись!», и присвистывает. Мы говорили, что если она погибнет здесь, то глупой смертью. А она только смеялась в ответ».

В батальоне воевали и казахи. Алия сразу же по прибытии взяла над ними шефство. Читала газеты, стихи знаменитого земляка, известного всей стране акына Джамбула, разъясняла тем, кто слабо знал русский язык, положения военной присяги, уставов, писала письма на родину.

Доброта, отзывчивость были, наверное, врожденными чертами характера Алии, а стойкость, мужество она воспитала в себе, как и ненависть к фашистам, принесшим горе и страдания советским людям. «Беспощадно бить врага до полной победы», - этой собственной клятве она следовала всегда.

Когда наступили холода, старшина с трудом смог приодеть снайпера Молдагулову: слишком уж ростом не вышла. Пришлось ушивать, укорачивать.

Часами снайперы охотились за добычей. Но уж если засекали цель, били без промаха. Правда, однажды Алия и сама чуть не пострадала. Заметив качнувшуюся ветку на дереве, тут же выстрелила. Но видимо, на миг забыла об опасности и решила взглянуть: удачен ли выстрел. Чуточку приподнялась, однако и этого оказалось достаточно для фашистского снайпера - его пуля тут же скользнула по каске девушки, оставив вмятину. Охотились не только наши девушки. И их выслеживали...

Был и такой эпизод из боевой биографии Молдагуловой. О нем рассказал Федор Иванович Моисеев, бывший комадир батальона, в котором воевала Алия:

Перед 7 ноября 1943 года вместе со своим заместителем по политической части пришел он в 3-ю роту. Как раз в это время немцы открыли сильный артиллерийский и пулеметный огонь по переднему краю обороны.
- Что случилось? Не пошли ли немцы в наступление? - спросил Моисеев командира роты.
А тот ответил с улыбкой:
- Нет, в наступление они не пошли, но очень обозлились за то, что сегодня ефрейтор Молдагулова на нашем участке обороны уничтожила 7 фашистов.
Когда огонь поутих, комбат и замполит пошли поздравить девушку с наступающим праздником и ее новым боевым успехом.
- Смотрим, - вспоминал Федор Иванович, - солдаты окружили Алию в траншее, и каждый старался пожать руку. Увидев нас, она вышла вперед и доложила: «Товарищ комбат, 7 фашистов уничтожила». Поблагодарив за хорошее исполнение воинского долга, я объявил о предоставлении ей 3-дневного отдыха. Однако Алия отказалась от него: «Разрешите в праздник Октября находиться на переднем крае, а отдохну после окончания войны».

Однажды Молдагулова и ее боевые подруги решили пробраться по нейтральной полосе поближе к вражеским позициям. Хотели укрыться в таких местах, откуда можно было бы бить наверняка. Но немцы засекли девушек и устроили засаду - решили взять их живыми. Не вышло. Хотя и с некоторым опозданием, Алия заметила фашистов. Крикнув: «Бей гадов!» - первой выстрелила почти в упор в ближайшего. То же сделали, не растерявшись, подруги, уложив еще двоих. А двух врагов взяли в плен.

Пока советские войска находились в обороне, Алия уничтожила немало фашистов. На ее винтовке появилась металлическая пластинка с монограммой: «От ЦК комсомола за отличную стрельбу». В одном из документов политотдела дивизии говорится: «Лия Молдагулова с октября по декабрь 1943 года, когда наша часть находилась в обороне, неустанно охотилась на фашистов, своим метким огнем уничтожила 32 гитлеровца».

Эта маленькая, хрупкая девушка быстро стала заправским бойцом. Хотя и берегли снайперов на фронте и старались ими не рисковать без особой надобности, в разных переделках бывали они. И в разведку приходилось им ходить, и в атаки, и оборону держать.

Как-то Алия, отправляясь с разведчиками за «языком», надела крестьянскую одежду («так легче в деревню пробраться») и проникла в расположение врага. В крайнем доме, куда она зашла, пировали два немецких офицера. Одного, схватившегося за пистолет, уложила первым же выстрелом, а второго, поднявшего руки, привела к товарищам, прикрывавшим ее. Пленный дал нашему командованию ценные сведения. В другой раз, участвуя в групповой разведке, она в тылу противника первая обнаружила немецкий миномет, подползла к нему и забросала гранатами. За смелые и умелые действия Алию представили к награде.

13 декабря 1943 года она писала своим родственникам:
«Сейчас мы находимся на переднем крае. Письмо пишу в глубоком окопе, вокруг много деревьев. С немцами встречаемся лицом к лицу. У меня на голове каска, за поясом граната, в руках винтовка... Фрицев не жалею, а вначале немного волновалась... Утром на линейке наш командир вызвал меня на 3 шага вперед. Он говорил так: снайпер Лия Магдагулова за 3 дня убила 14 фашистов. За этот подвиг от имени командования объявляю благодарность... Потом перед людьми oн меня поцеловал, как сына, я покраснела от стыда. До свидания. Встретимся с победой. Целую. Лия»
(это письмо хранится в Центральном государственном архиве Республики Казахстан).

Молдагулова Алия Нурмухамбетовна

В первой половине января 1944 года советские войска перешли в наступление. Батальону Моисеева предстояло перерезать имевшую большое значение железнодорожную линию Новосокольники-Дно в районе станции Насва и захватить сильно укрепленную деревню Казачиху. Девушки-снайперы, получив дополнительные боеприпасы и сухие пайки, тоже участвовали в боях. Противник, занимая более выгодные в тактическом плане позиции, упорно сопротивлялся, нанося наступавшим большие потери. И хотя нашим удалось прорвать первую линию вражеской обороны, в дальнейшем пришлось залечь.

При штурме железнодорожной станции Насва Лия действовала с разведчиками батальона. Бойцы продвигались успешно, но на пути наступающих ожила огневая точка. Лия заметила, как из-за небольшого укрытия ведет огонь вражеский миномет. Она взяла гранату и поползла под огнем, сливаясь с землей. Медленно приблизившись к миномету, метнула гранату. Миномет умолк. Дорога на железнодорожную станцию была открыта. В том бою Алия гранатой вывела из строя пулеметный расчет противника, замаскировавшийся в сугробах вблизи станции. Потом участвовала в отражении контратак. 9 раз их рота отражала контратаки противника. Лия разила врага без промаха. Она не выпустила винтовки и тогда, когда осколок снаряда впился ей в руку. Она сама сделала себе перевязку. А когда оптический прицел был разбит, взяла автомат и продолжала разить неприятеля.

В том же донесении политотдела дивизии сказано:
«11 Января 1944 года стрелковый батальон, в котором служила Лия Магдагулова, прорвал оборону противника. С винтовкой шла она в боевых порядках роты. Противник открыл сильный артиллерийско-минометный и пулеметный огонь. В эту критическую минуту боя снайпер Молдагулова, славная дочь казахского народа, крикнув на родном языке: «Братья - солдаты! За мной!» - и добавив по-русски: «Вперед! За Родину!» - поднялась первой в атаку. За ней пошли наши бойцы. Враг, не выдержав яростного натиска, побежал...»

В том бою немцы отчаянно сопротивлялись. Они открыли ураганный огонь из пушек, пулеметов и автоматов. Бойцы батальона залегли. Лия Молдагулова короткими перебежками вырвалась вперед и с криком: «За Родину!» - подняла всех бойцов в атаку. Немцы заметили смелого бойца и открыли пулеметный огонь. Молдагулова лежала, не подавая признаков жизни. Когда же немцы подошли на близкое расстояние, ее автомат ожил. Немецкие солдаты упали на снег. Тогда Молдагулова, несмотря на ранение, поднялась и с криком: «Вперед!» - первая ворвалась в траншею противника. Она 6 раз поднимала бойцов своей роты в атаку. Советские воины ворвались в траншеи противника. Умело действуя винтовкой и гранатой, Лия уничтожила 10 врагов.

Жаркий бой разгорелся и за другой населенный пункт. Лия снова увлекла за собой наших воинов, первой ворвалась в укрепленный опорный пункт врага и лично уничтожила 12 немецких солдат. Противник трижды переходил в контратаки. При отражении одной из них Лия уничтожила из автомата еще 28 врагов. Во время боя за деревню Воево Лия Молдагулова также шла впереди боевых порядков, увлекая за собой бойцов.

В одном из писем она написала родственнице:
«Не удивляйся, если долго не будет от меня писем. Пиши на этот адрес - ты узнаешь причину. Передай от меня привет дяде, тете и всем родственникам. Если увидишь, то поцелуй за меня малышей. Пиши чаще о своем здоровье, о жизни. Писать больше не буду, так как всю душу не изложишь. Пиши только, дорогая, часто-часто! Целую. Лия».

Этот треугольник оказался последним. На следующее утро она шла в первых рядах наступавших на деревню Казачиху (Локнянский район Калининской области). Противник во что бы то ни стало хотел удержать этот пункт. Шквальным огнем из всех видов оружия встречал он штурмующие цепи наших подразделений. Но ничто не могло сломить упорство советских воинов.

Во время наступления, в числе первых храбрецов, ворвавшихся в немецкие траншеи, была и Лия Молдагулова. Вражеские солдаты, несмотря на численное превосходство, не выдержали рукопашной схватки, дрогнули и побежали. Лия, разгоряченная боем, преследовала их. В узкой траншее на нее бросился немецкий офицер. Лия не растерялась. Хотя силы были и неравными, она вступила в единоборство. Изловчившись, вскинула автомат... Почти одновременно раздался пистолетный выстрел. Пуля попала в грудь отважной патриотки. Через несколько часов Лия Молдагулова скончалась. Но и смерть ее, как писал начальник политотдела бригады В. Ефимов, была подвигом. К тому времени на счету отважной девушки, по разным источникам, числилось от 85 до 91 убитых врагов.

Говоря об итоговом снайперском счете Алии Молдагуловой, следует обратить внимание на архивный документ - боевой листок Главного управления политической пропаганды Красной Армии, посвященный ее подвигу и составленный по горячим следам на основе рассказов десятков непосредственных участников последнего сражения Алии. Он был выпущен ровно через месяц после ее гибели:
«Во время наступательных боев наших войск в районе севернее Новосокольники (14-20 января 1944 года) рядовая Молдагулова Лия проявила величайшую доблесть, мужество и отвагу. Тов. Молдагулова Лия была лучшей снайперкой в батальоне. До последнего боя, в котором она погибла смертью храбрых, тов. Молдагулова на своем счету имела до 35 убитых фашистов. За все время боя находилась в первых рядах атакующих и неоднократно первая врывалась на позицию противника, увлекая за собой бойцов роты. Тов. Молдагулова в этом же бою лично уничтожила из автомата несколько десятков фашистов. Несмотря на ранение, она 6 раз поднимала бойцов в атаку».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 Июня 1944 года за боевые заслуги в Великой Отечественной войне ефрейтору Молдагуловой Алии присвоили звание Героя Советского Союза и наградили Орденом Ленина посмертно.

Болью отозвалась гибель Лии в сердцах боевых подруг. Ее имя стало символом верности Родине, служения народу.

Все, кто знал Молдагулову, поклялись не давать фашистам пощады. Об этом не раз писала армейская газета. Тогда же фронтовая газета «Вперед, за Родину!» в другом материале, посвященном подвигу Героя Советского Союза Молдагуловой, писала, что отважная комсомолка не раз поднимала бойцов в атаку, участвовала в траншейной схватке, что она собрала в себе лучшие, благородные черты молодых советских людей. Ее прекрасная жизнь - пример всем воинам фронта. Заметка заканчивалась словами: «Имя казахской девушки - воина Алии Молдагуловой будет вечно сиять в лучах нашей победы».

Сбылись эти слова. Сегодня в честь Алии Молдагуловой названа улица в Москве. Казахские кинорежиссеры Г. Мусрепов и Д. Ташенов создали о землячке фильм. Ей поставлены памятники, посвящаются стихи. На фасаде школы №140 в Ленинграде - большая мраморная доска: «Здесь училась комсомолка Герой Советского Союза Лия Магдагулова, героически погибшая в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». В школьном классе, где училась Лия, оставлена только одна парта - за ней сидела Лия. Весь класс превращен в музей ее имени. Три года экспедиция учащихся и преподавателей школы №140 разыскивала документы, фотоснимки, выезжала в Актюбинск, Рыбинск, Москву, на место ее гибели - деревню Казачиха на Псковщине. Хранятся там и многие письма от однополчан и совершенно незнакомых Лие людей.

Такой простой и героической девушкой она осталась в памяти нашего народа, прожив на свете немногим более 18 лет.

Народ достойно чтит память юной героини. В ее честь названы такие объекты:

- В Актобе областной мемориальный музей Алии Молдагуловой.
- Почтовая марка Казахстана из серии, посвященной 50-летию Победы, Алия Молдагулова, 1995.
- В честь Алии Молдагуловой назван аул Алия (до 2005 года — Алпайсай) в Хобдинском районе Актюбинской области Казахстана.
- Именем Алии Молдагуловой названы также улицы в Москве, Санкт-Петербурге, Астане, Караганде (Казахстан) и Актобе (Казахстан), несколько школ, а также корабль.
- В городах Москва, Санкт-Петербург и Новосокольники (Россия), а также в Казахстане - Алма-Ата, Нур-Султан, Актобе, Шымкент и на родине Алии Молдагуловой ей установлены памятники.
- На месте ее гибели в городе Новосокольники (Псковская область) построен мемориальный комплекс.
- Имя Алии высечено на стеле в честь артековцев-героев в международном детском лагере «Артек».
- В Актюбинске создан областной мемориальный музей.
- Алие Молдагуловой посвящены балет «Алия», несколько стихов и поэм, много песен. После ее гибели в 1944 году в газетах были опубликованы стихи поэта Якова Хелемского, посвященные подвигу Молдагуловой. Роза Рымбаева исполнила песню «Алия», посвященную Алие Молдагуловой (музыка С. Байтерекова, слова Б. Тажибаева). Песня быстро завоевала популярность. Это один из немногих случаев в истории советской эстрады, когда песня стала популярной, не имея русского текста. За исполнение песни Роза Рымбаева получила Гран-при на фестивале «Золотой Орфей» в 1977 году; песня стала также лауреатом телефестиваля «Песня-77».
- О подвиге Алии Молдагуловой сняты документальный фильм «Алия» (режиссер Мансур Сагатов) и художественный фильм «Снайперы» (1985, режиссер Болотбек Шамшиев).
- Мемориальная доска в Рыбинске. Также ее имя высечено на стеле «Рыбинцы - Герои Советского Союза» на Волжской набережной.
- Мемориальная доска на здании средней школы в селе Вятском.

Молдагулова Алия Нурмухамбетовна

Ярославль © 2020