Петропавловский парк

Петропавловский парк - это территория не только парка, но и храма, и прудов...

Петропавловский храм стоит словно сказочный корабль на берегу пруда в изрядно запущенном одноименном парке. Других таких храмов в Ярославле больше нет. Построенный в стиле Петровского барокко, он воспринимается как своеобразный архитектурный привет из Петербурга: это уменьшенная копия храма в Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге.

Сегодня пространство бывшей Ярославской Большой мануфактуры в Красноперекопском районе, включающее в себя и знаменитый Петропавловский парк, больше напоминает не городскую территорию, а лес: буйная растительность, непролазная гуща кустов, заросшие ряской пруды в камышовых берегах, трава до колена. А ведь когда-то здесь был один из самых обустроенных и красивейших уголков Ярославля. Отсюда начинается подъем Туговой горы...

В истории формирования данного архитектурно-паркового ансамбля можно выделить три этапа: монастырский, мануфактурный и усадебный.

Монастырский этап (XVI - начало XVIII вв.) связан с располагающимся на этой территории Рождественским (или Вознесенским) женским монастырем. О том времени известно мало. В 1609 году монастырь был разорен поляками и заново уже не восстанавливался. На его месте возвели часовню, а земли приписали к Спасо-Ярославскому монастырю. От этого периода до наших дней дошли лишь видоизмененный «Монастырский пруд» (второй в вертикальной оси каскада) да предание о том, что к этому месту от Спасо-Преображенского монастыря тянется подземный ход. Территория пустовала вплоть до начала XVIII века, а после Северной войны (1700-1721) здесь была основана колония пленных шведов, силами которых наладили полотняное производство. Так начался следующий этап развития этого места - мануфактурный.

Мануфактурный этап (1722 - начало XIX вв.) В 1720-х годах в Ярославле зарождается промышленное производство. Петр I активно поддерживал развитие отечественной промышленности. При его содействии в 1722 году ярославским купцом Максимом Затрапезновым, учившимся «холщовому делу» в Голландии, была заложена на окраине города за Толчковской слободой полотняная фабрика, получившая впоследствии название Ярославская Большая Мануфактура.
Фабрика Затрапезновых стала в больших объемах изготовлять дорогие ткани, такие как шелк и шерсть, а также некоторые изделия из них. Эти шелковые и шерстяные ткани и готовые изделия стали пользоваться огромным спросом, так как нисколько не уступали по качеству заграничным аналогам, а цены на изделия Затрапезновской фабрики были гораздо ниже.

Интересный факт. Вам не кажется знакомым фразеологизм «затрапезный вид»? Откуда пошло это выражение? Один из семьи Затрапезновых (Иван) стал на фабрике выпускать дешевую ткань для бедных слоев населения. Производилась эта ткань на основе льна и конопляного волокна (пеньки), называли ее пестрядь. Она представляла собой шероховатую ткань, обычно в синюю полоску. Такая ткань шла на изготовление обивки на дешевую мебель, шитья рабочей одежды и иной самой простой и дешевой одежки. Чем тоньше была пестрядь, тем ниже было ее качество, но она пользовалась еще большим спросом, чем более дорогие ткани, прежде всего из-за своей дешевизны. В народе эта ткань получила название по имени Ивана Затрапезнова - «затрапез». Так как продукция затрапезновской текстильной фабрики со временем стала распространяться далеко за пределы Ярославля и близлежащих населенных пунктов, то изделия из «затрапеза» вскоре можно было увидеть практически по всей России. Понятие о «затрапезе» в значении дешевой ткани стало понятно жителям всего государства. Но с годами значение выражения стало меняться: одежда домашняя, которую за трапезой испачкать не жалко. Сейчас мы понимаем смысл слова как неряшливую, дешевенькую одежду или обстановку в доме.

Но вернемся к фабрике. Полотняная фабрика возводилась по единому плану, разработанному, очевидно, в Петербурге на самом современном по тогдашним меркам уровне. Он включал в себя:
- производственные цеха,
- систему прудов, необходимых по технологии полотняного производства, устроенных на Кавардаковском (ныне Зеленцовском) ручье,
- регулярный парк,
- жилые дома для рабочих,
- церковь
- и даже водяные мельницы.

Это был невиданный ранее в Ярославле архитектурно-парковый комплекс с элементами регулярной планировки. Фабрика в дальнейшем неоднократно перестраивалась, многие ее здания были утрачены. До наших дней сохранились парк с системой прудов (ныне Петропавловский), несколько каменных сооружений, в том числе церковь Петра и Павла.

Фабрика одевала треть населения России. А скатертями из ярославского полотна застилали царские столы. Сами императоры, бывая в Ярославле, обязательно посещали мануфактуру. По преданию, Екатерина II, побывав в Ярославле, воскликнула: «Ах, какая фабричка, ах, какая душка!».

И действительно, подивиться было чему. При строительстве производства были сделаны запруды по течению Кавардаковского ручья для работ водяных мукомольных мельниц. В результате здесь появился каскад из семи прудов, у каждого из которых было свое предназначение: где-то стирали белье, выполаскивали фабричные полотна, где-то ловили рыбу, где-то катались на лодочках. Правда, до нашего времени сохранились лишь пять из них.

Здесь по сей день бьют минеральный и святой источники. Также при мануфактуре был разбит замечательный сад, а несколькими годами позже возведен храм в честь святых Петра и Павла. Парк обрамляла двойная аллея деревьев. Причем, их сюда привозили на кораблях уже взрослыми из Голландии. Дорожки парка расходились как 8 лучей, обрамленных стриженым кустарником. На газонах были разбиты клумбы с цветами. Также в парке били фонтаны и стояли статуи античных богинь. А в центре была устроена чайная беседка с лифтом, на котором можно было подняться на второй этаж для приватной беседы.

Церковь Петра и Павла является значительным архитектурным сооружением Ярославля в стиле барокко. Она возведена Затрапезновым в 1736-1742 годах. Архитектурная композиция и декоративное убранство этого храма во многом напоминают Петропавловский собор в Петербурге (1712-1733), строительство которого завершилось за три года до закладки ярославской церкви. Автор проекта церкви Петра и Павла неизвестен, но совершенно очевидно, что это один из учеников и последователей Доменико Трезини, архитектора петербургского собора.

Композиция церкви Петра и Павла отходит от древнерусской крестово-купольной системы, имеет вытянутый план (48х18м), разделенный внутренними столбами на три нефа. Этот тип культурного сооружения именуется в западно-европейской архитектуре зальным, в котором, в отличие от базилик, средний и боковые пролеты равны по высоте. При внешнем сходстве с Петропавловским собором, ярославский храм имеет существенные отличия. Он двухэтажный: в нижнем этаже размещалась зимняя (теплая) церковь, на высоком двухсветном втором этаже - летняя. Колокольня, возвышающаяся на западном фасаде, в ярославской церкви значительно уступает в размерах колокольне петербургского собора (73 против 112 м, включая шпиль). Но в декоративном оформлении эти два памятника очень схожи и в рисунке архитектурных деталей, и в формах волют-контрфорсов на западном фасаде, и в куполах колоколен.

Более крупный (трехсветный) основной объем церкви Петра и Павла и более низкие колокольня и шпиль, по сравнению с петербургским прототипом, придавали совершенно иной художественный образ зданию. Если Петропавловский петербургский собор производит впечатление исключительной стройности и устремленности вверх, то ярославский храм более приземленный, массивный, напоминает ратуши североевропейских городов. Тем не менее, фабрикант Максим Затрапезнов, сподвижник Петра Первого, отдал дань памяти своему великому патрону.

Церковь Петра и Павла играет важную градостроительную роль в панораме Ярославля. Расположенная на возвышенном месте, имея значительную высоту, она и сейчас является одной из самых выразительных вертикалей города. Великолепны и ее ближайшие точки обзора, особенно на фоне многовекового парка с отражением в зеркале притихших прудов, дошедших до нас с петровских времен.

Усадебный этап (первая половина XIX вв.) формирования земель Петропавловского парка связан с началом XIX века. Тогда территория мануфактуры реорганизуется в пространство усадьбы. К этому времени предприятие переходит в семью Яковлевых. Реорганизованное новыми владельцами производство переносится на берег Которосли. На освободившейся территории строится усадьба. Рядом с усадебным домом разбивается фруктовый сад, в котором возводится оранжерея.

В 1875 году Большая Мануфактура в очередной раз меняет хозяев. Ее приобретает за 85000 рублей почетный гражданин и московской первой гильдии купец Иван Андреевич Карзинкин. Сведений о том, как распоряжались усадьбой новые владельцы, нет. Но факт строительства на ее территории, напротив алтарной части собора, кирпичных корпусов богадельни, позволяет предположить, что она перестает быть домом одной семьи. Об этом говорит и устойчивое наименование в поздней литературе усадебного дома «Домом управляющего». На этом формирование усадебного комплекса завершается.

В советское время на территории Петропавловского парка существовали клуб имени XVI Партсъезда (Петропавловский собор), туберкулезный диспансер («Дом управляющего»), школьный стадион (малый пруд). В регулярном саду были установлены образцы советской парковой скульптуры, их пьедесталы в начале XXI века были разбросаны по территории сада. В 1997 году собор был передан Православной церкви и признан памятником федерального значения.

В настоящее время территория заброшена, требует реставрации. А фабрика с советских времен называется «Красный Перекоп». Это название распространилось и на весь район.

Ярославль © 2022